Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Давление со стороны органов надзора: как в Германии заставляют RT замолчать

Сотрудники секретных служб и озабоченные бывшие политики из земельных органов надзора в сфере частного радио- и телевещания пытаются остановить RT DE, а министр иностранных дел Анналена Бербок безрассудно бросается им на помощь. Истинным всегда является именно то, что говорит федеральное правительство Германии.
 
Legion-Media © StLegat
 

Очень неловкая ситуация: министр иностранных дел Анналена Бербок (Annalena Baerbock, политическая партия «Зелёные»), в рамках своего официального визита в Москву в очередной раз доказала, что не умеет вовремя промолчать. Пригласивший её министр иностранных дел Сергей Лавров на совместной пресс-конференции прежде всего обозначил в качестве самых значительных на сегодняшний день сложностей в двусторонних отношениях споры в связи с магистральным газопроводом «Северный поток — 2» и отказом Германии в выдаче лицензии для российского телеканала RT DE. То, что Бербок ответила в отношении российских поставок газа, информационная служба ARD-altuell осветила во всех форматах. Тем не менее болтовня Бербок об RT DE не была передана. Вместо этого Сильвии Штёбер (Silvia Stöber) в тот же день на tagesschau.de представилась возможность отделить полуправду относительно российской конкуренции и при этом обойти болото органов по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг.

«Чему быть, того не миновать», — говорят в Восточной Фризии. Цитата Бербок относительно «блокировки спутника для RT DE»:

«Могу ещё раз подчеркнуть, что для нас свобода прессы означает отсутствие государственного вмешательства в отрасль (sic!). У нас есть чёткий порядок, запрещающий в Германии наличие какого-либо (sic!) государственного вещания, будь то Германия, США или Россия. И на этом основании мы в Германии в данном случае также будем действовать с учётом компетентных органов».

«Можно упасть и никогда не подняться», — вздыхают в Верхней Баварии.

Глубины государственной измены

В обрывках фраз Бербок звучит несказанная немецкая надменность (мы лучшие, не только в вопросах гарантии мира и соблюдения прав человека, но также в отношении свободы прессы и свободы мнений). К тому же министр явно говорит
ерунду. Наш «чёткий (sic!) порядок» не запрещает государственных станций телерадиовещания, и превышение государственных полномочий относительно основного права свободы прессы и телерадиовещания не являются необходимыми. Именно сейчас премьер-министры федеральных земель практикуют «вмешательство» в публично-правовое телерадиовещание, они вполне легально планируют его «реформу», включая изменения его программ.

  • Глава МИД ФРГ Бербок заявила, что власти Германии не вмешивались в работу RT DE

В противовес утверждению Бербок в Германии ведут деятельность собственные и иностранные государственные или финансируемые из государственного бюджета каналы: Deutsche Welle в частности организована в качестве публично-правового учреждения, но её расходы покрываются федеральным бюджетом. По всему миру канал передаёт «официальное», то есть прописанное государством изображение Германии. Совершенно точно обозначение «государственный» подходит каналу
Bundeswehr-TV (Eutelsat 21 B). Кроме того, зарубежные государственные каналы ведут вещание на территории Германии — или, напротив, целенаправленно для нашей страны: American Force Network, AFN (Wiesbaden), а также великобританский British Forces Broadcasting Service, BFBS (Paderborn-Sennelager). Arte France находится в государственной собственности Франции на две трети. Провокационная радиостанция ЦРУ Radio Free Europe / Radio Liberty вещает в Германии на коротких волнах.

Об этом уже было много написано, и часто поступали жалобы о том, что ARD-aktuell в течение долгого времени привычно нарушает предписанные для неё государственным договором «общепризнанные журналистские принципы». Вообще редакция мутирует в придаток правительства: посредством отказа от проведения собственных расследований, отфильтровывания противоположных политических точек зрения, утаивания новостей и фальсификации. Детали также можно найти в архиве объединения Ständige Publikumskonferenz öffentlich-rechtlicher Medien e.V.

Политика блокировки в контексте правительства

Ответственные лица Tagesschau испытывают большой недостаток в отношении действующего с давних пор понимания того, что «свобода всегда является свободой инакомыслящих», а также в отношении коллегиальных приличий — что недавно подтвердилось в рамках преднамеренной политической блокировки конкурирующего канала RT DE.

80 000 участников российского Союза журналистов обратились к министру иностранных дел Бербок посредством резолюции: отключение канала RT DE нарушило право граждан на информационную свободу. Для ARD-aktuell это само по себе не стоило внимания. О блокировке канала КЕ ВУ 22 декабря также не сообщалось в Tagesschau & Co.

Только месяц спустя, 18 января, у явно предвзято настроенной в отношении России Сильвии Штёбер появилась возможность дать комментарий в обособленной интернет-нише Tagesschau.de.

«Российские зарубежные каналы: как RT Deutsch хочет пробиться на телевидение»

В отношении объективности и разумного анализа выдача заказа Штёбер была, выражаясь медицинским термином, противопоказана. На гендерном новонемецком языке это означает — пустить козу в огород. Она взяла в оборот § 53 (3) нового государственного договора о СМИ, выдернула — чтобы быть в теме — вербальный кочанный салат прямо с корнем и воспроизвела наполовину переваренное.

Под заголовком «Выдача разрешения для организаторов федерально ориентированного телерадиовещания» в указанных параграфах преподносится трудно усваиваемая пища:

«Разрешение не может быть выдано юридическим лицам публично-правового характера ..., их законным представителям и руководящим служащим, а также политическим партиям и объединениям избирателей. То же самое действует для организаций, которые связаны с указанными в пункте 1 субъектами аффилированного предприятия в контексте § 15 Закона об акционерных обществах. Пункты 1 и 2 действуют соответственно для зарубежных публичных или государственных учреждений».

В соответствии с этим органы по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг могут не предоставлять лицензию на телерадиовещание всем публично-правовым и схожим по организации заявителям
(«публичные и государственные учреждения»). Штёбер заключает:

«Согласно § 53 (3) разрешение ... не может быть предоставлено публичным и государственным учреждениям внутри страны и за рубежом. Данный запрет государственного дистанцирования основывается на опыте (sic!) национал-социализма.»)

Данное утверждение ложно истолковывает цель § 53, а именно — не допускать внедрения публично-правовых компаний и государственных органов по лицензии органов по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг в сферу частных (коммерческих) телерадиокомпаний.

«Государственные учреждения»

Всё это не имеет абсолютно ничего общего с запретом государственного дистанцирования телерадиовещания в результате печального опыта общества радиовещания Великой Германии в нацистской империи. Понятие «государственное дистанцирование радиовещания» вообще не фигурирует в договоре. Он является стандартизированным Федеральным конституционным судом элементом толкования.

И в конечном итоге: в обращении с родительным падежом (Штёбер: «Опыт национал-социализма») провалились даже намного более значимые «опытные журналисты».

Существенно неприятнее то, что Штёбер косвенно даёт понять, что RT DE является (подобным официальным) «государственным учреждением» и поэтому не подлежит лицензированию, согласно государственному договору о СМИ. При более основательной проверке она бы определила: объединение телерадиовещания
RT, отмеченное многочисленными международными наградами, «является автономной некоммерческой организацией, которая получает государственное финансирование из бюджета Российской Федерации»; оно имеет гражданско-правовую структуру, что соответствующим образом действует для RT DE. Необоснованное утверждение о «российском пропагандистском канале» является характерной психологической проекцией (= я перекладываю свою вину на тебя) в случае с ARD-aktuell.

RT DE получает только €32 млн, пишет автор Штёбер; годовой бюджет материнского концерна RT составляет менее €100 млн. Наши 14 немецких органов по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг в свою очередь ежегодно получают €125 млн, хотя работающие там бюрократы всего лишь несут ответственность за формальные вопросы, такие как выдача лицензий частным телерадиокомпаниям, или за контроль их программ (в частности в отношении правил о рекламе и спонсоринге).

Болото, в которое утекает такая громадная сумма, мы наблюдаем до сих пор. Штёбер в своём «анализе» не нашла на это времени. В такую плотную сеть партийных и правительственных политиков, служащих государственной канцелярии, представителей влиятельных «общественно значимых» групп и сомнительных синдикатов попали не только публично-правовое
телерадиовещание немецкой направленности, но и органы по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг (pars pro toto: «Атлантический мост», церкви). Решения о важных персональных вопросах и политическом направлении принимаются в данных кругах за закрытыми дверями. Болтовня о государственном дистанцировании немецкого телерадиовещания — это химера.

При этом указание Штёбер — очевидно, непредумышленно — разъясняет, в чём дело:

«Федеральное правительство оценивает RT Deutsch и другие СМИ или дочерние предприятия как «ключевых актёров» в комплексной системе, которая распространяет свои повествования по заказу государственных учреждений, помимо прочего с целью повлиять на процесс формирования общественных политических мнений в Германии.»

Другими словами: право оказания влияния на формирование общественного мнения граждан принадлежит только нам. Великолепно.

Заявление министра иностранных дел Бербок в Москве о том, что государственные органы не вмешивались в дела RT DE, в любом случае является ложным. Это, как и интриги в отношении блокировки российского телеканала в Германии, замалчивает


ARD-aktuell.

Отчёт Бербок о вероятно противозаконной попытке органов по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг аннулировать новую телерадиокомпанию RT DE был таким же недостаточным и
сбивающим с толку, как и её запутанная болтология. На жаргоне ресторанных критиков: она подала никудышную картошку фри с соусом, и луковые кольца тоже никуда не годились.

Тайная полиция

RT DE вначале было подано заявление на получение лицензии на телерадиовещание на территории Европы. Под давлением Германии требование было отклонено. Газета Süddeutsche Zeitung сообщила о наглости федерального правительства:

«Именно это стало причиной тому, зачем в конце мая в доверительном кругу объединились немецкие и люксембургские служащие для обсуждения ситуации. Множились сообщения о том, что принятие решения о рассмотрении заявления неизбежно. На встрече за одним столом собрались люксембургские органы по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг и дипломаты обеих стран, представитель уполномоченного лица Ведомства федерального канцлера Германии по делам культуры и СМИ (прим авторов: государственный министр Моника Грюттерс, ХДС (Monika Grütters, CDU). Присутствовали даже Ведомство Германии по охране конституции и люксембургская тайная полиция Служба разведки государства Люксембург (SREL). Они обеспечивали защиту от прослушивания.»

В борьбе за государственную федеральную прерогативу толкования и против информационного многообразия участвует и тайная полиция. Прекрасно.

В настоящий момент недопущением иных голосов против хора насильственно приобщённых к господствующей идеологии немецких телеканалов занимается орган по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и
телекоммуникационных услуг земель Берлин-Бранденбург. Директор д-р Ева Флекен вместе с 13 руководителями остальных земельных надзорных органов входит в Комиссию по допуску и надзору. Предположительно в начале февраля этот тайный клуб будет принимать решение об отказе в выдаче лицензии для RT DE, поскольку, по предварительной информации, «правовое основание для выдачи разрешения отсутствует».

Роскошные примеры партийной коррумпированности

«Тайный клуб» здесь обозначает политическую коррумпированность и сказочное расточительство. Для этого далее отрывок из отчёта счётной палаты:

«Орган по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг земель Берлин-Бранденбург (MABB) в течение многих лет получает значительное сверхфинансирование ... Подобное не направленное на потребности финансирование какого-либо учреждения публично-правового характера несовместимо с принципами эффективного и экономного управления бюджетом и экономикой. ...»

В отношении саксонского надзорного органа сообщается:

«Лежащая в основе вознаграждения мера ответственности (в случае с 25 сотрудниками) документально не зафиксирована. Уровень правления частично получает вознаграждение сверх тарифа.

Вознаграждение в таких случаях выше, чем размер вознаграждения начальника управления уголовной полиции земли Саксония со штатом 800 сотрудников.»

К критике счётных палат ещё несколько лет назад присоединилась «Комиссия по определению финансовых потребностей публично-правового телерадиовещания» (KEF):

«Счётными палатами ... установлено, что форма финансирования вызывает неэкономичный образ действий соответствующих надзорных органов. Комиссия поддерживает данные заключения».

14 земельных надзорных органов обеспечивают работой 500 сотрудников и ежегодно получают 1,9 процента поступлений от абонентной платы за телерадиовещание от общей суммы более €7 млрд. Такая автоматическая причастность неоднократно оспаривалась со стороны счётных палат государства и земель, а также Комиссией по определению финансовых потребностей публично правового телерадиовещания. В качестве якобы независимых от государства организаций в систему СМИ-бюрократии поступают не только около €125 млн евро от обязательных сборов, кроме того, она также может получать денежные штрафы, административные сборы и т. д. Фактически это регалии «государственного органа».

Руководители земельных надзорных органов выбираются на основе неясных критериев и зачастую назначаются на должность в рамках достаточно сомнительных процедур. Заголовки газет и многое другое: Персонал с душком. Земельное ведомство по коммуникациям (ZAK) представляет «почтенное общество» бывших высокопоставленных политических чиновников и государственных служащих. Его президент Вольфганг Крайсиг (Wolfgang Kreißig) в течение семи лет был руководителем отдела политики в области средств массовой информации министерства земли Баден-Вюртемберг. Его представитель Торстен Шмиге (Torsten Schmiege) уже в качестве его вышедшего на пенсию предшественника поступил из канцелярии земли Бавария. Мартин Хайне (Martin Heine) из Саксонии-Анхальт в течение многих лет работал в «трастовом управлении» и министерстве юстиции своей земли...

Отчётливо наблюдается эффект вращающейся двери — выйти из политики, войти в мир средств массовой информации и потом обратно — и прочее косвенное воздействие. Общественно-политическая элита остаётся на своём уровне. В связи с этим вокруг уже пахнет коррупцией и круговой порукой, даже если в дискурсе ARD надзорные органы пока что фигурируют как респектабельные «объективные» органы. Времена, когда ещё Der Spiegel требовала упразднения земельных органов по надзору в сфере деятельности частных радио- и телекомпаний и телекоммуникационных услуг, уже давно прошли.

Несвобода инакомыслящих

На уровне олигополии мнений, во главе с ARD-aktuell, очевидно царит удовлетворённость тем, что земельные надзорные органы также фигурируют в качестве полиции мыслей. Это помогает защищать обладание политической прерогативой толкования от конкуренции определённых средств массовой информации. С февраля 2021 года земельные надзорные органы действуют в
качестве органов цензуры в отношении критически настроенных СМИ. Тем самым они подрывают и отвергают их конституционные права на свободу мнений и свободу телерадиовещания.

Наклеивание ярлыков распространено повсеместно: «правый экстремизм», «сторонники теорий заговора» и т. д. служит клеймлению и одновременно с этим является бесцеремонным использованием полномочий. С момента вступления в силу нового государственного договора о СМИ в рамках согласованной акции осуществляется пристальное наблюдение уже за 13 интернет-средствами массовой информации в отношении якобы «фейковых новостей». Как будто гарантированная на основе конституции свобода мнений также не включала в себя выражение ложных и противоречащих фактам мнений, чем, например, также активно пользуется ARD-aktuell ... Какой масштаб приобретут дальнейшие попытки цензуры, предвидеть сложно.

И телеканал RT DE в конечном итоге позволил бы более широкой публике «заслушать также и другую сторону» и в результате сформировать обоснованное мнение. Такой допуск стал бы вкладом в политическую гигиену. А она также крайне необходима для нашей общности. Поскольку благонамеренная по отношению к правительству служба Tagesschau скрывает очень многое из того, что было бы полезно для формирования обоснованных мнений. Как, например, упомянутые выше данные о талантливом выступлении Бербок в Киеве, за день до указанного выше визита министра в Москву:

«... наша позиция, как известно, общеизвестна ...» ... «... и в рамках нашего разговора мы говорили об этом ...» ... «...недвусмысленное и прежде всего единогласное (sic!) признание ЕС ...» ... «имело бы высокую цену для российского режима (sic!) ...»

Действительно, сказанное — слова министра иностранных дел Федеративной Республики Германия. «Святой Боже!», - воскликнет Шваб. Берлинец спросит: «Вы сбиты с толку, не так ли?»

RT DE стремится к обширному спектру мнений. Гостевые сообщения и статьи-мнения должны отражать не только видение редакции.

Команда авторов:

Фридхельм Клинкхаммер, 1944, юрист. С 1975 по 2008 год был сотрудником Северогерманского радиовещания (NDR), периодически — председатель общего совета персонала Северогерманского радиовещания и объединённого профсоюза
работников сферы общественного обслуживания, был сотрудником дирекции радиостанции.

Фолькер Бройтигам, 1941, редактор. С 1975 по 1996 год был сотрудником Северогерманского радиовещания (NDR), вначале в телепрограмме Tagesschau, начиная с 1992 года — в редакции отдела по культуре для N3. Затем получил должность преподавателя в Католическом университете Фужэнь, Тайвань.

Примечание авторов:

Наши сообщения находятся в свободном доступе, при условии соблюдения некоммерческих целей публикации. Мы пишем не за гонорар, а против «массового оболванивания в СМИ» (в память о Петере Шолль-Латуре). Тексты документально фиксируются объединением Ständige Publikumskonferenz öffentlich-rechtlicher Medien e.V.: https://publikumskonferenz.de/blog

Подпишитесь на нас Вконтакте


1

Похожие новости
16 мая 2022, 23:53
16 мая 2022, 08:34
17 мая 2022, 15:41
20 мая 2022, 13:58
15 мая 2022, 08:11
16 мая 2022, 23:28

Новости партнеров
 

Новости партнеров

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
17 мая 2022, 07:44
16 мая 2022, 16:57
19 мая 2022, 18:23
20 мая 2022, 14:03
17 мая 2022, 08:42
21 мая 2022, 09:46
17 мая 2022, 23:38