Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Будет востребован бизнесом»: как Москва и Нью-Дели создают транспортный коридор «Север — Юг»

Москва, Тегеран и Нью-Дели в ноябре обсудят проект транспортного коридора «Север — Юг». Новый маршрут пройдёт по территории четырёх государств — России, Азербайджана, Ирана и Индии — и свяжет портовые города Мумбай и Санкт-Петербург. По оценкам экспертов, транспортировка грузов по этому пути будет дешевле и быстрее, чем через Суэцкий канал. Однако речь идёт не о конкуренции с Каиром, а о растущем соперничестве между Индией и КНР, отмечают аналитики. Сможет ли индийский проект потеснить китайский Шёлковый путь, разбирался RT.
 
Загрузка контейнеров в порту Джавахарлал Неру © Bhaskar Paul/The India Today Group/Getty Images
 

Москва, Тегеран и Нью-Дели обсудят проект транспортного коридора «Север — Юг» уже 23 ноября. Об этом накануне сообщили в Министерстве торговли и промышленности Индии.

Транспортный коридор будет включать в себя как сухопутные, так и морские участки общей протяжённостью 7,2 тыс. километров.

Своё начало маршрут берёт в индийском портовом городе Мумбай, откуда товары по морю переправляются в иранский порт Бендер-Энзели. Из Ирана грузы попадают в Россию, пересекая при этом Азербайджан. Завершается маршрут в Санкт-Петербурге, откуда товары могут напрямую отправляться в европейские страны. Согласно представленным индийским Минпромторгом расчётам, по коридору «Север — Юг» грузы смогут проходить на 30—40% быстрее, чем через Суэцкий канал, и, соответственно, будут дешевле. К примеру, сроки доставки товаров из Мумбая в Москву могут сократиться приблизительно на 20 суток. Торговый путь пройдёт по территории России, Азербайджана, Ирана и Индии и станет удобной альтернативой Суэцкому каналу, связав Европу с Индийским океаном.

«Говорить о потерях для Египта не приходится»

Напомним, Суэцкий канал соединяет Средиземное и Красное моря, позволяя сократить путь перемещения грузов из Азии в Европу по сравнению с маршрутом в обход Африканского континента. Годовой грузооборот канала составляет порядка 60 млн тонн, в 2014 году власти Египта приступили к строительству канала-дублёра длиной 72 км. К стройке была привлечена армия, а средства на работы собирались всем населением страны. В итоге пробный пуск второй нити Суэцкого канала состоялся уже в 2015 году. 

Впрочем, эксперты призывают не сгущать краски: транспортный коридор «Север — Юг» планируется задействовать в основном для поставок скоропортящейся продукции, которая в любом случае не могла транспортироваться через Суэцкий канал. Такую точку зрения в интервью RT высказал доцент ИСАА МГУ им. М.В. Ломоносова Борис Волхонский.

  • Суэцкий канал, 24 апреля 2017 года
  • Reuters
  • © Amr Abdallah Dalsh

«Например, Индия сможет нарастить по коридору «Север — Юг» экспорт фруктов и овощей. Такие грузы, санитарные сертификаты на которые имеют ограниченный срок действия, не могут доставляться по Суэцкому каналу, поэтому говорить о каких-то больших потерях для Египта в данном случае не стоит», — пояснил эксперт.

Для поставок из Индии в страны Западной Европы Суэцкий канал всё равно остаётся кратчайшим маршрутом, а «Север — Юг» позволит сократить путь скорее на северном, чем на западном направлении.

«В целом речь идёт скорее об увеличении товаропотока, чем о его перераспределении, поэтому трафик через Суэцкий канал если и сократится, то не очень значительно», — подчеркнул Волхонский.

Межправительственный протокол о создании транспортного коридора был подписан ещё в 2000 году Ираном, Индией и Россией, в 2005 году к проекту присоединился Азербайджан. Первые тестовые поставки были осуществлены по маршруту в 2014 и 2017 годах. Планируется, что после полноценного запуска маршрута годовой грузооборот по нему составит от 20 до 30 млн тонн товаров. Сейчас маршрут используется для торгового обмена между Ираном и Россией.

Пакистанский парадокс

Особый интерес к проекту проявляет Азербайджан. По словам главы государства Ильхама Алиева, Баку уже завершил работу над инфраструктурой, необходимой для полноценного запуска маршрута. Об этом он рассказал на пресс-конференции по итогам переговоров с российским коллегой Владимиром Путиным.

Чтобы ускорить запуск коридора «Север — Юг», Баку в этом году предоставил кредит Тегерану в размере $500 млн на строительство железнодорожной ветки Решт — Астара, которая протянется вдоль каспийского побережья.

Параллельно Баку ведёт переговоры с Исламабадом на предмет подключения пакистанской стороны к региональным транспортным проектам. В марте этого года посол Пакистана в Азербайджане подтвердил, что Исламабад рассматривает это предложение.

«Считаю, что Пакистан захочет присоединиться к транспортному коридору «Север — Юг», но для этого следует провести переговоры», — цитирует дипломата азербайджанское информагентство Report.

Правда, планы Баку могут не понравиться Индии: по сути, речь идёт о создании ответвления маршрута на Китай через пакистанскую территорию. Предполагается, что транспортный коридор «Север — Юг» будет связан с пакистанским портом Гвадар, а далее — с Китайско-пакистанским экономическим коридором (КПЭК).

Этот проект является важным элементом глобальной китайской стратегии по созданию экономического пояса Шёлкового пути, реализацией которой Пекин вплотную занимается с 2013 года. Согласно замыслу китайского правительства, пакистанский порт Гвадар станет одной из ключевых точек морского Шёлкового пути XXI века.

Как отмечает в своей статье «Китайско-пакистанский экономический коридор и позиция Индии» старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока РАН Наталья Замараева, Нью-Дели выступает против КПЭК, а сближение Китая и Пакистана вызывает серьёзные опасения индийской стороны, притом что у обоих государств есть территориальные претензии к Индии.

Борис Волхонский тоже сомневается в перспективности переговоров с Исламабадом по этому вопросу.

«В условиях сложных отношений между Индией и Пакистаном привлечь Исламабад к проекту «Север — Юг» практически невозможно. Скорее, речь может идти о том, чтобы Азербайджан участвовал в китайских проектах Шёлкового пути, — пояснил эксперт в интервью RT.

Безбарьерный путь

Помимо создания необходимой инфраструктуры, страны-участницы должны устранить таможенные барьеры на пути следования грузов. Некоторые шаги в этом направлении уже сделаны. В мае 2018 года Иран подписал временное соглашение о присоединении к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Как пояснил тогда председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саргсян, полноформатное соглашение о снятии таможенных ограничений может быть подписано уже через три года.

Готовится создать зону свободной торговли с ЕАЭС и Нью-Дели. Как сообщил в начале октября глава индийского Министерства торговли и промышленности Суреш Прабху, соответствующее соглашение может быть подписано в ближайшее время. В пресс-службе индийского ведомства уточнили, что этот шаг позволит построить колоссальный рынок, выгодный как для индийских штатов, так и для российских регионов в рамках проекта «Север — Юг».

  • 12 августа 2018 года. Президент Азербайджана Ильхам Алиев на встрече глав государств — участников V Каспийского саммита в Актау
  • © Алексей Никольский / РИА Новости

Таким образом, по состоянию на сегодняшний день единственным «выпадающим» звеном на пути транспортного коридора может стать Азербайджан, который не состоит в таких крупных интеграционных проектах на территории постсоветского пространства, как ЕАЭС и Зона свободной торговли СНГ.

Как пояснила 23 октября министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина, на данный момент вопрос о присоединении Баку к ЕАЭС не стоит.

«Я могу пока сказать, что такого вопроса нет в нашей повестке», — цитирует Никишину агентство Sputnik.

Дистанция, которую выдерживает Азербайджан по отношению к ЕАЭС, обусловлена несколькими причинами. После распада СССР Баку серьёзно сблизился с Анкарой — Турецкая Республика стала ключевым партнёром для азербайджанской стороны. В прошлом году турецкий министр экономики Нихат Зейбекчи объявил о планах Анкары по созданию зоны свободной торговли с Нахичеванской автономной республикой (НАР). Нужно отметить, что сама Турция ранее проявляла живой интерес к ЕАЭС: в августе 2017 года Зейбекчи предложил начать переговоры с ЕАЭС на предмет заключения таможенного соглашения. Однако реализовать этот замысел на практике будет непросто, так как Турция уже состоит в таможенном союзе с ЕС, считают эксперты.

«В конечном итоге речь идёт о многофакторных, многовекторных взаимоотношениях в регионе. Коридор Индия — Иран — Россия вызывает у Баку неподдельный интерес. Но создать ЗСТ с ЕАЭС Азербайджан не может в силу разных причин, и не в последнюю очередь — из-за противоречий с Ереваном, который выступает против принятия азербайджанской стороны в союз», — пояснил Борис Волхонский.

Впрочем, Баку нашёл способ наладить транзитный грузопоток через страну без присоединения к таможенному соглашению. Ещё в 2016 году президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал указ, освобождающий от уплаты госпошлины и дорожного налога грузовые автомобили и прицепы, везущие транзитные грузы в другие страны через азербайджанскую территорию.

Ответ Пекину

Как отмечают эксперты, проект транспортного коридора «Север — Юг» задумывался Индией как ответ на растущее влияние Китая.

«Другое дело, что эти проекты в теории могут не конкурировать, а дополнять друг друга. Но тут выступают на первый план уже политические противоречия», — пояснил Борис Волхонский.

Эту точку зрения разделяет и доцент отделения востоковедения ВШЭ Ольга Солодкова. Как отметила эксперт в интервью RT, сейчас в Нью-Дели серьёзно обеспокоены конкуренцией со стороны Пекина, который перекрывает индийской стороне многие возможности.

«Во-первых, Китай уже построил шоссейную дорогу по спорным территориям, и все возражения Индии так ни к чему и не привели. Индия очень болезненно воспринимает рост китайского влияния в регионе, но пока неясно, что она может этому противопоставить», — считает Солодкова.

Говоря о потенциале коридора «Север — Юг», эксперты отмечают хорошие перспективы развития, которыми сегодня располагает Индия. По словам Ольги Солодковой, весь вопрос в том, сможет ли индийская сторона воспользоваться теми преимуществами, которые у неё сейчас есть, такими как, например, наличие дешёвой рабочей силы.

Явная конкуренция между Нью-Дели и Пекином никак не отразится на перспективах российских проектов с обеими странами, подчёркивают эксперты.

По предварительным оценкам, товарооборот Индии и России за текущий год составит порядка $11 млрд, во время последнего российско-индийского саммита сторонами была поставлена задача утроить этот показатель.

«Коридор «Север — Юг» будет востребован бизнесом, так как потенциал взаимных поставок очень велик. Россия может спокойно совмещать работу по обоим направлениям, наши отношения с Индией никак не влияют на сотрудничество с КНР», — подытожил Борис Волхонский.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
246

Похожие новости
14 ноября 2018, 02:09
13 ноября 2018, 22:39
13 ноября 2018, 22:54

14 ноября 2018, 08:24
14 ноября 2018, 01:54
14 ноября 2018, 15:09

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
14 ноября 2018, 11:39
14 ноября 2018, 02:09
14 ноября 2018, 05:24
14 ноября 2018, 11:54
14 ноября 2018, 02:09

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
08 ноября 2018, 03:09
08 ноября 2018, 03:09
12 ноября 2018, 11:09
11 ноября 2018, 01:54
09 ноября 2018, 03:24
12 ноября 2018, 20:54
11 ноября 2018, 20:24