Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Будем стучаться во все дипломатические двери»: глава МИД Сирии — о незаконном присутствии США в стране

Министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем рассказал RT о заключительном этапе войны с террористами «Исламского государства»*. По его словам, армия САР демонстрирует большие успехи и в скором времени ей удастся изгнать из страны боевиков ИГ. При этом дипломат назвал кампанию США и ряда других государств на сирийской территории незаконной. Муаллем также дал оценку референдуму в Иракском Курдистане и прокомментировал непростые отношения Дамаска и Анкары.
 
Валид Муаллем AFP
 

— Господин министр, в своей речи вы сказали, что победа в Сирии уже не за горами. Как это возможно, когда американские силы присутствуют на сирийской территории? Министерство обороны России недавно опубликовало фотоснимки техники американского спецназа под Дейр эз-Зором...

— Ну, во-первых, те, кто следит за полевыми операциями сирийской армии, её друзей и союзников, видят, что за последние три месяца армия смогла освободить больше 55% территории Сирии. Во-вторых, проводятся наземные операции — снятие блокады с Дейр эз-Зора, а до этого было освобождение Пальмиры и ас-Сухны. Это решающие бои. Они равны по значимости битве за освобождение Алеппо. Поэтому я говорю, что основные бои в Сирии подходят к концу и, следовательно, мы дописываем последнюю главу в истории кризиса.

— Существует ли дипломатический, переговорный вариант урегулирования проблем, связанных с американским присутствием в Сирии, отношениями с Америкой? Или же сирийские власти могут избрать военный вариант действий в отношении американских сил, присутствующих в Дейр эз-Зоре и в Идлибе?

— Во-первых, мы будем стучаться во все дипломатические двери, потому что американское военное присутствие в Сирии незаконно. На него нет согласия сирийского правительства. Когда дипломатия окажется бессильной, мы рассмотрим другие варианты.

Американцы пришли к нам, а не мы к ним. Поэтому мы выступаем за суверенитет, независимость и территориальную целостность Сирии. В рамках этого принципа мы и будем действовать.

— Курдский вопрос сейчас приобрёл огромное значение на Ближнем Востоке в связи с референдумом о независимости, прошедшем в Иракском Курдистане. Как вы относитесь к этому референдуму и как, по вашему мнению, он повлияет на курдский вопрос в Сирии? Мы видим, что в некоторых северных районах Сирии прошли выборы так называемой местной администрации.

— Это разные темы. В Ираке проходит референдум о независимости. Мы это решительно отвергаем. Мы выступаем за единство Ирака. В Сирии курды хотят ту или иную форму самоуправления в границах Сирийской Арабской Республики. На эту тему можно вести переговоры, развивать диалог. И когда мы покончим с ИГ*, можно будет сесть за стол переговоров с нашими курдскими братьями и договориться о формуле будущих взаимоотношений.

— Считаете ли вы, что некоторые районы на севере Сирии могут стать частью зон деэскалации? Я слышал в Астане, что во время следующего раунда переговоров будет обсуждаться курдский вопрос.

— Во-первых, создание зон деэскалации требует согласия нескольких сторон, а не только сирийского правительства. Причиной этому — внешнее вмешательство в сирийский кризис. Поэтому я не считаю, что это возможно, поскольку Соединённые Штаты поддерживают Сирийские демократические силы.

Я всегда говорю: «Каждый разумный человек должен изучать опыт прошлого». В прошлом Соединённые Штаты постоянно отворачивались от своих союзников. Поэтому я надеюсь, что наши братья курды извлекут из этого уроки.

— По поводу зон деэскалации вы сказали, что Турция всё ещё поддерживает терроризм в Сирии, в частности, в районе Идлиба. Но, с другой стороны, Турция — государство-гарант, участник астанинских соглашений, астанинского процесса. Ведь, согласно договорённостям, у Анкары должны быть наблюдатели внутри Сирии, внутри зоны деэскалации в Идлибе, а вы называете это оккупацией и нарушением суверенитета. Как это можно совместить?

— Во-первых, всё в этом деле понятно: любое иностранное присутствие на сирийской территории без согласия сирийского правительства незаконно. Во-вторых, мы согласились на создание зоны деэскалации в Идлибе, считая, что это станет проверкой намерений Турции. Анкара — гарант вооружённых группировок. И если соглашение будет успешным, это будет означать, что Турция приложила определённые усилия, чтобы убедить эти группировки прекратить огонь. А иначе они столкнутся с соответствующими ответными мерами со стороны Сирии. Поэтому на данном этапе мы считаем, что позиция Турции проходит испытание.

— Если сохранится режим прекращения огня и не будет нарушено перемирие в зоне деэскалации, если туда будет доставляться помощь, как это предусмотрено астанинским процессом, появится ли возможность для пересмотра отношений с Анкарой?

— Не мы испортили эти отношения. Ошибки турецкой политики в отношении Сирии и Ирака привели к тому, что всплыл курдский вопрос. Потому что ошибочная турецкая политика имела целью ослабить центральные правительства в этих двух странах.

Поэтому прежде всего Турция должна изменить свою позицию и прекратить поддерживать, финансировать и вооружать террористические группировки. После этого мы готовы рассмотреть любое предложение Турции, касающееся улучшения отношений.

— Иран также государство — гарант астанинского процесса. Отношение арабских стран характеризуется, я бы сказал, неприятием роли Ирана в Сирии и в Ираке. Также есть прямые угрозы со стороны Израиля в адрес сирийского государства и сирийской армии в связи с иранским присутствием на границе зоны деэскалации на юге. Каково будущее иранского военного присутствия в Сирии? И каково ваше отношение к израильским угрозам?

— Это две разные темы. Отношение арабских стран к присутствию Ирана в Сирии оторвано от реальности. Мы уже семь лет подвергаемся предательским нападениям и видим, как плетутся заговоры со стороны некоторых братских арабских стран, которые как раз и возражают против иранского присутствия. Между тем Иран встал на нашу сторону и участвовал вместе с нами в борьбе против терроризма. Поэтому мы приветствуем иранское присутствие на нашей территории и не прислушиваемся к голосам тех, кто устраивал против нас заговоры и убивал наших граждан, а теперь выступает против иранского присутствия.

— А Израиль? Израиль угрожает…

— Израиль не имеет права никому угрожать. Израиль — государство-оккупант. Голанские высоты всё ещё оккупированы, и мы имеем право принимать необходимые меры для защиты своей территории.

 Какие у сирийского руководства в настоящее время отношения с Иорданией как государством-наблюдателем в Астане? Мы также слышали от российской и иранской сторон о возможности присоединения ОАЭ и Египта в качестве государств-гарантов или государств-наблюдателей, которые будут присутствовать в Сирии.

— Не надо смешивать две проблемы. Ни Египет, ни ОАЭ не являются государствами-гарантами.

— Государства-наблюдатели…

— Государства-наблюдатели. Мы сообщили российской стороне, что будем приветствовать присоединение 5 государств в качестве наблюдателей в Астане.

— Каких именно государств?

— Китая, Ирака, ОАЭ, Египта. Мне кажется, есть пятое государство... Не помню точно.

— Иракская армия также осуществляет координацию с США в борьбе с ИГ в подконтрольных этой террористической организации районах Ирака. Есть ли у вас какие-либо каналы связи с американцами?

— Никаких.

 А какие у вас отношения?

— Мы координируем с Ираком усилия по борьбе с ИГ. Мы не вмешиваемся в вопрос о том, с кем координирует свои усилия Ирак.

 Какие у вас отношения с европейскими странами? Многие террористы и джихадисты прибыли в Сирию из европейских стран. Осуществляется ли обмен информацией по вопросам безопасности? Или вы по-прежнему настаиваете на том, что сотрудничество в этой сфере возможно только после открытия посольств государств ЕС в Дамаске?

— Нет, не после открытия посольств. Сотрудничество требует, чтобы любое государство, желающее работать сообща, прекратило прямую или косвенную поддержку терроризма, проводило реалистичную политику в отношении политического кризиса в Сирии и стремилось к отмене односторонних экономических санкций, введённых против Сирии. Если такие меры будут приняты, то они проложат путь к сотрудничеству в сфере безопасности и политическому сотрудничеству.

 Франция выдвинула инициативу создания контактной группы из представителей стран — постоянных членов Совета Безопасности и некоторых региональных государств. На ваш взгляд, способна ли Франция сегодня, при новом президенте, играть позитивную роль в политическом урегулировании в Сирии?

— Во-первых,ни одна страна в Европе не может играть какую-либо роль в сирийском кризисе, пока не снимет санкции и не порвёт свои связи с террористами. Во-вторых, любая группа, которая формируется без консультаций с сирийским правительством и без его участия, неприемлема. Мы не будем с ней сотрудничать.

 Накануне международных встреч по Сирии всегда всплывает «химическое досье». Сформирована международная комиссия. Однако постоянно высказываются возражения по структуре комиссии, её составу, персоналиям, механизму сбора информации. Что вы думаете об этом? И что вы можете предложить международному сообществу?

— Мы сотрудничаем с друзьями в этом вопросе. И мы требуем создать международную следственную комиссию — неполитизированную, профессиональную, — чтобы она установила факты. Мы не принимаем голословных обвинений. Эти обвинения всякий раз предъявляются именно тогда, когда сирийская армия одерживает очередную победу или когда проводится очередная встреча в Астане. Это категорически неприемлемо. Поэтому мы продолжаем говорить: «Тот, кто обвиняет, должен доказать свои обвинения». Но, к сожалению, американцы напали на аэродром Шайрат, не имея никаких улик или доказательств. В то время как мы требуем от ОЗХО прислать независимую группу экспертов для расследования случившегося на аэродроме Шайрат и в Хан-Шейхуне.

— Политический процесс в Женеве под эгидой ООН… Как вы его оцениваете? Сейчас мы наблюдаем процесс примирения: завершается создание четырёх зон деэскалации. Каким вам представляется будущее политического процесса? В каких рамках сирийское правительство готово вести переговоры с оппозицией? Мы также слышали, что в ближайшее время в Эр-Рияде состоится встреча по объединению трёх политических платформ.

— Проблема сирийского кризиса связана с вмешательством внешних сил. К сожалению, три так называемые платформы зависят от тех государств, в чьих столицах они находятся. Таким образом, трудно заранее судить о женевском процессе — будет он продвигаться вперёд или нет — из-за внешнего вмешательства. Я говорю: «Кто желает урегулирования кризиса в Сирии, должен перестать вмешиваться в её внутренние дела». И, вероятно, после этого урегулирование станет возможным.

— А каковы, на ваш взгляд, рамки этого политического процесса? В какой степени сирийское правительство готово принять оппозицию и поделиться властью, чтобы вступить в переходный период, — если опираться на содержание резолюции ООН?

— Во-первых, в резолюции 2254 речь идёт не только о переходном этапе. Мы должны видеть разницу между резолюцией и Женевой-1. Во-вторых, мы взаимодействуем с патриотической оппозицией, которая выстраивает свою политическую платформу, исходя из интересов сирийского народа, а не из интересов государства X или государства Y. Когда мы увидим, что такая патриотическая оппозиция выкристаллизовалась, то всё можно будет решить.

 Каково нынешнее состояние отношений с Россией в военной сфере? И насколько правдива информация о том, что Россия намеревается создать военную базу в Дейр эз-Зоре?

— Россия не нуждается в военной базе в Дейр эз-Зоре. У нас с Россией есть соглашения относительно Тартуса и Хмеймима. Российское военное присутствие в Сирии легитимно. Мы дали на это наше согласие. Мы очень сожалеем о гибели российского главного военного советника и других российских военнослужащих. Эти жертвы ещё больше скрепляют наши отношения с Россией.

Мы выражаем удовлетворение нашим сотрудничеством с Россией.

*«Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России. 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
860

Похожие новости
18 декабря 2018, 17:55
18 декабря 2018, 17:55
18 декабря 2018, 17:56

18 декабря 2018, 05:09
18 декабря 2018, 11:39
18 декабря 2018, 08:09

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
18 декабря 2018, 21:24
18 декабря 2018, 21:24
18 декабря 2018, 21:24
18 декабря 2018, 21:24
18 декабря 2018, 21:24

Новости партнеров
 

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярные новости
13 декабря 2018, 03:28
14 декабря 2018, 18:09
13 декабря 2018, 17:54
18 декабря 2018, 01:54
14 декабря 2018, 01:54
16 декабря 2018, 23:54
12 декабря 2018, 22:24