Последние новости политики России,
Украины, Белоруссии и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Британское «Копьё» против С-300 и С-400. Чем подкреплены ожидания MBDA относительно ракет SPEAR-3/EW?


Как всем нам известно, на протяжении длительного периода времени западноевропейские и американские средства массовой информации, а также узкоспециализированные военно-аналитические порталы умело вводили в заблуждение широкую публику обозревателей, пафосно культивируя мнение о способности стратегических КР U/RGM-109E «Tomahawk Block IV» и малозаметных тактических крылатых ракет большой дальности AGM-158B JASSM-ER «прорывать» эшелонированные противоракетные «зонтики», сформированные не только устаревшими ЗРК С-125, С-200В/Д и «Куб», но и более современными ЗРК семейств С-300ПС/ПМ2, «Бук-М1/2» и ЗРПК «Панцирь-С1».


Провальный массированный ракетный удар ОВВС западной коалиции по Сирии сломал стереотипы западных экспертов о незыблемости и уникальности «Томагавков» и малозаметных JASSM-ER


Тем не менее, ранним утром 14 апреля 2018 года в ходе массированного ракетного удара Объединённых ВМС и ВВС западной коалиции по стратегически важным объектам сирийской армии вышеописанные воздушные замки американской и британской прессы в одночасье пошатнулись. Так, по данным осведомлённых источников в оборонном ведомстве и ВКС России, а также командовании Сирийской арабской армии, смешанные зенитно-ракетные бригады войск ПВО Сирии (без огневой поддержки со стороны российских С-300В4 в Тартусе и С-400 близ АвБ «Хмеймим») смогли осуществить успешный перехват 68% (71 единицы) от суммарного наряда из 105 стратегических КР «Томагавк», а также тактических крылатых ракет JASSM-ER, «SCALP-EG», «SCALP Naval» и «Storm Shadow».


Результат просто ошеломляющий, особенно с учётом того факта, что участвующие в отражении удара смешанные зенитно-ракетные подразделения были представлены далеко не самыми современными комплексами: С-125 «Печора-2М», С-200, «Бук-М1/М2Э», «Куб», а также самоходными ЗРК «Оса-АК» и ЗРПК «Панцирь-С1», в то время как подлётные участки низковысотных траекторий более чем половины (55—60) вышеуказанных крылатых ракет простирались через горные хребты Антиливана, вне секторов обзора наземных радиолокационных обнаружителей 9С18М1-3 «Купол», радаров подсвета 9С36 комплексов «Бук-М2Э» и РЛС ДРЛО JY-27.

Очевидно, что столь высокая эффективность работы сирийских зенитно-ракетных средств утром 14 апреля 2018 года была связана с тем, что большинство зенитно-ракетных дивизионов и полков было агрегировано в единую сетецентрическую сеть ПВО-ПРО, в качестве главного звена которой была задействована автоматизированная система управления «Поляна-Д4М1». Именно «Поляна», осуществляющая тактически верное распределение целей между многочисленными зенитно-ракетными дивизионами «Печор-2М», «Буков-М2Э» и «Панцирей-С1», оснащена терминалом обмена тактической информацией с самолётами ДРЛОиУ А-50У, а поэтому могла получать целеуказание с координатами низковысотных СКР «Томагавк» и тактических ракет JASSM-ER, скрывающихся за складками рельефа местности. Данная технологическая особенность и стала главным фактором уменьшения времени реакции ЗРДН и повышения эффективности перехвата на момент выхода крылатых ракет противника из-за радиогоризонта.

Итогом данных перехватов стало попадание уцелевшей элементной базы БРЭО (инерциально-навигационной системы, оптико-электронного корреляционного ИК-датчика и других модулей, изобилующих критическими технологиями) американских малозаметных крылатых ракет AGM-158B в распоряжение специалистов ФГБУ «ЦНИИ ВВКО» Министерства обороны России.

Казалось бы, вышеуказанные события должны были оказать отрезвляющий эффект на журналистов западных новостных и военно-аналитических площадок и представителей военно-промышленных корпораций, заставив их более взвешенно оценивать противоракетные возможности российских зенитно-ракетных средств, а также систем управления смешанными зенитно-ракетными бригадами. Тем не менее, традиция проведения громких и пафосных пиар-акций вновь возобладала над здравым смыслом.

В частности, ещё в 2012 году в британской прессе появилась первая информация о начале разработки эскизных проектов перспективных малоразмерной тактической ракеты SPEAR-3 и её РЭБ-модификации SPEAR-EW («Electronic Warfare»), предназначенных для интеграции в БРЭО многофункциональных тактических истребителей EF-2000 «Typhoon» и СКВП F-35B STOVL. В марте 2016 года между оборонным ведомством Великобритании и британским подразделением корпорации MBDA уже был заключен полноценный контракт на разработку модификации SPEAR-EW, доводку её бортового радиоэлектронного оборудования и изготовление предсерийной партии ракет. На сегодняшний же день проект разработки SPEAR-EW стремительно приближается к этапу натурных и стрельбовых испытаний с итоговым обретением оперативной боевой готовности.

Распиаренная тактическая связка «SPEAR-3/EW» погоды не сделает


Несмотря на тот факт, что британские СМИ уже успели окрестить многоцелевую тактические ракету SPEAR-3 и её РЭБ-версию «убийцами «Панцирей-С1» и С-400», их лётно-технические параметры, электродинамические характеристики, а также инфракрасная сигнатура едва ли позволяют причислить её к перечню охотниц на «Буки-М2» и «Торы-М1». Являясь концептуальным и конструктивным гибридом американской высокоточной планирующей УАБ GBU-53B (SDB II) и многоцелевых тактических ракет малой дальности JAGM и «Brimstone 2», тактическая ракета SPEAR-3 сохранит их массогабаритные параметры (длина — 1800 мм, диаметр корпуса 178—180 мм и масса порядка 100 кг), но будет оснащена внутрекорпусным турбовентиляторным двигателем «Pratt & Whitney» TJ-130, обеспечивающим дальность полёта 130—150 км при пуске со сверхнизких высот (без необходимости поднятия в стратосферу и набора околозвуковой скорости).

Между тем наличие работающего турбовентиляторного двигателя придаст ракетам SPEAR-3/EW определённую инфракрасную сигнатуру. На терминальном участке траектории полёта инфракрасное излучение от реактивных струй TJ-130 будет без затруднений пеленговаться даже устаревшими оптико-электронными визирами телевизионного/инфракрасного диапазонов «Карат-2», интегрированными в архитектуру системы наведения ЗРК С-125 «Печора-2М», не говоря уже о более продвинутых мультиспектральных оптико-электронных визирах 10ЭС1-Е зенитных ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь-С1».

Что же касается радиолокационной заметности обеих модификаций дозвуковых тактических ракет, то с учетом диаметра корпуса в 180 мм, наличием у версии SPEAR-3 многодиапазонной ГСН с активным радиолокационным датчиком под носовым обтекателем, а у версии SPEAR-EW апертуры из внушительного количества интегрированных пассивных антенн радиотехнической разведки и излучателей радиоэлектронных помех, показатель эффективной отражающей поверхности может доходить до 0,02—0,03 кв. м, что отлично вписывается в нижний предел ЭПР поражаемых целей посредством ЗРК С-300ПМ1/2, С-300В/В4, «Бук-М3» и «Панцирь-С1», не говоря уже о перспективных С-350 «Витязь» и С-500. Как следствие, в данном случае пафосные пиар-акции штаб-квартиры MBDA и британских СМИ практически ничем не подкреплены, а медленные и маломаневренные британские ракеты SPEAR-3/EW могут рассматриваться в качестве отличных дронов-мишеней для наших перспективных средств ПВО.
Евгений Даманцев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...



300

Похожие новости
06 декабря 2019, 17:09
07 декабря 2019, 15:54
05 декабря 2019, 21:39
06 декабря 2019, 10:39
07 декабря 2019, 09:24
06 декабря 2019, 23:39

Новости партнеров
 

Выбор дня
08 декабря 2019, 01:39
08 декабря 2019, 01:24
08 декабря 2019, 01:24
08 декабря 2019, 01:39
08 декабря 2019, 01:39

Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...

СМИ партнеров
 

Новости СМИ

Популярные новости
02 декабря 2019, 09:09
07 декабря 2019, 02:54
05 декабря 2019, 05:24
03 декабря 2019, 17:39
06 декабря 2019, 02:24
01 декабря 2019, 03:39
03 декабря 2019, 14:24