Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Бег на месте»: почему идея панарабского социализма не может воплотиться в жизнь

14 февраля 1958 года Ирак и Иордания создали Арабскую Федерацию, спустя неделю об объединении заявили Египет и Сирия. Однако оба межгосударственных союза оказались недолговечными. В 1970-е годы идея панарабского социализма окончательно исчерпала себя, и лозунгами единства на Ближнем Востоке вооружились исламисты. Как полагают эксперты, попытки создать государственные образования на религиозной основе привели к укреплению позиций радикалов. Почему за 60 лет панарабский проект не смог воплотиться в жизнь, разбирался RT.
 
Участница антиправительственного протеста в Каире, январь 2011 год Reuters © Amr Dalsh
 

14 февраля 1958 года король Иордании Хусейн ибн Талал и король Ирака Фейсал II бен Гази подписали договор об объединении — так на территории постколониального Ближнего Востока появилось первое межгосударственное образование. 

Оба монарха приходились друг другу кузенами и принадлежали к династии Хашимитов (потомки прадеда пророка Мухаммеда). Объединённое государство получило название Арабская Федерация (АФ), хотя в его основу было заложено конфедеративное устройство.

Ирак и Иордания оставались суверенными государствами, но часть полномочий делегировали общим органам власти. В частности, планировалось создать общую финансовую систему, армию, дипломатическое ведомство. Столица АФ должна была меняться каждые полгода, но формальным главой федерации всегда оставался король Ирака.

  • Переговоры между руководством Иордании и Ирака о создании Арабской Федерации
  • © Wikipedia

Союз двух хашимитских режимов просуществовал всего пять месяцев — осуществить задуманную интеграцию главы государств не успели: в Ираке свергли 22-летнего Фейсала II.

Дело в том, что иракский король заключил соглашение о создании федерации в период внутриполитической нестабильности: население стремительно беднело, а военные элиты были недовольны огромным влиянием Великобритании на руководство страны.

С 13 на 14 июля 1958 года в Багдаде произошёл государственный переворот, который возглавил бригадный генерал Абдель Керим Касем. Фейсала II и его родственников расстреляли сразу же после захвата королевской резиденции. 15 июля Касем денонсировал договор об учреждении федерации.

В ответ король Хусейн объявил себя главой федерации и распорядился начать подготовку к вторжению в Ирак, но, не встретив поддержки со стороны Великобритании и США, отменил приказ. По данным израильской разведки, тем же летом жертвой заговора мог стать сам Хусейн. 2 августа 1958 года иорданский монарх признал крах идеи Арабской Федерации.

Египетский бонапартизм

 

Фактически одновременно с Иорданией и Ираком о своём желании объединиться заявили Египет и Сирия. 21 февраля 1958 года граждане обеих республик поддержали идею единого государства. На следующий день акт об объединении подписали президент Египта Гамаль Абдель Насер и глава САР Шукри аль-Куатли.

Межгосударственное образование получило название Объединённая Арабская Республика (ОАР). Её президентом был назначен Насер, который на тот момент пользовался огромной популярностью в арабском мире. Интеграция Сирии и Египта предполагала создание единого правительства и общего экономического пространства.

  • Президент Египта Гамаль Насер на улицах Каира, 1960-е годы
  • AFP

Однако усилия обеих государств подрывала огромная диспропорция по демографическим показателям и уровню экономического развития. По состоянию на конец 1950-х годов в Сирии проживали около 4,5 млн человек, а в Египте — свыше 25 млн. ВВП САР составлял около $850 млн, а Египта — примерно $10 млрд.

«Египет фактически поглотил Сирию, которая на его фоне казалась захудалой провинцией. В Сирию хлынул поток дешёвых и более качественных египетских товаров, похоронив местного производителя. Египетские чиновники и офицеры не стеснялись навязывать сирийским коллегам собственные правила, демонстрируя, кто является хозяином в новом государстве», — рассказал в беседе с RT доцент Института общественных наук РАНХиГС Сергей Демиденко.

Последней каплей для сирийцев стала широкая кампания Насера по национализации промышленности и банковской сферы страны, начавшаяся в 1960 году. Наиболее перспективные отрасли экономики САР переходили под управление египтян.

28 сентября 1961 года высшее офицерство Сирии совершило государственный переворот и депортировало из страны ставленника Насера, военного министра ОАР Абдель Хаким Амера. Военная хунта объявила о выходе Дамаска из Арабской Объединённой Республики.

8 марта 1963 года в САР происходит очередной госпереворот. Власть захватывает «Баас» (Партия арабского социалистического возрождения), хотя она и не пользовалась массовой поддержкой среди сирийского населения. Месяцем ранее баасисты свергли в Ираке режим Касема. Благодаря успехам социалистов, на Ближнем Востоке вновь возникли предпосылки для межгосударственной интеграции.

«Насер был харизматичным политиком, который нравился толпе и умел найти общий язык с внешними силами. Однако его великодержавные амбиции на Ближнем Востоке под панарабскими лозунгами были обречены. Дело было не только в свойственной Насеру заносчивости. Слишком разными были страны, которые он стремился объединить под своим руководством», — отметил Демиденко.

  • Демонстрация сирийских женщин в Бейруте в поддержку президента Гамаля Насера
  • AFP

Эксперт Института Ближнего Востока Сергей Балмасов полагает, что Объединённую Арабскую Республику похоронили в первую очередь амбиции политиков, высшей бюрократии и генералитета. Главный вклад в крах панарабской идеи внёс её же инициатор — Египет, стремившийся распространить своё влияние на другие арабские страны.

«Насер отличался откровенным бонапартизмом, и это не могло не раздражать его партнёров в регионе. Президент Египта и его приближённые продавливали собственные эгоистичные интересы. Конечно, это вызывало бурную негативную реакцию народа и военных кругов, игравших ключевую роль в политическом процессе на Ближнем Востоке», — пояснил в беседе с RT Балмасов.

Крах панарабского социализма

В середине апреля 1963 года Насер достиг с новыми властями Сирии и Ирака договорённостей о создании Объединённых Арабских Государств (ОАГ) в составе ОАР. Также к союзу присоединился Северный Йемен, где в 1962 году сторонники Насера совершили госпереворот, свергнув монархию Хамидаддинов.

Однако процесс интеграции так и не был запущен. Внутри партии «Баас» назрел серьёзный раскол. Подавляющее большинство Военного Совета (самого влиятельно института партии) настаивало на необходимости сделать акцент на «революции в отдельно взятой стране» (в соответствии с теорией марксизма-ленинизма). Другая часть руководства «Баас» называла приоритетным формирование панарабского межгосударственного союза.

18 ноября 1963 года в Багдаде вновь произошёл военный переворот, и баасисты потеряли власть. Однако наиболее сильное сопротивление панарабским идеям было в Сирии. Здесь проживали десятки разных этнических групп, которые опасались, что их интересы в ОАР учитываться не будут. Итогом нарастающих внутрисирийских проблем стал военный переворот 1966 года.

В середине 1960-х годов Насеру ничего не оставалось, как признать ОАР унитарным государством. Де-факто в объединении остался один Египет, так как в Йемене полыхала гражданская война. Официально Объединённая Арабская Республика прекратила своё существование в 1971 году.

«Попытки создать светские арабские федерации и республики происходили в русле национального подъёма арабского народа, который сбросил колониальное ярмо после Второй мировой войны. Тогда в моде был национализм и социализм. Но в 1970-е годы идея объединения на основе светских лозунгов выдохлась», — сказал Балмасов.

По словам востоковеда, с 1970-х годов наблюдается рост интереса арабов к религии, возникают и получают развитие панисламисткие движения. Арабский народ пытается найти свою идентичность в исламе, возвращаясь к идейным истокам некогда могущественного халифата (VII—IX вв.). Так, в 1973 году возник проект Арабской Исламской Республики (АИР) в составе Ливии и Туниса.

«Республика не была создана, но стала, наверное, первой весточкой нового клерикального тренда, который вытесняет идею светского пути развития Ближнего Востока. Правда, у этого есть свои объективные причины. На мой взгляд, социализм и демократия не победили, в том числе из-за того, что ассоциировались с влиянием СССР и США. Арабы воспринимали эти доктрины как нечто чужеродное», — отметил Балмасов.

Исламистская альтернатива

 

К концу 1970-х годов на пространстве Ближнего Востока существовало два мощных религиозных государства — Королевство Саудовская Аравия (ваххабизм) и Исламская Республика Иран (шиизм). В 1980-е годы обе державы стали ведущими центрами силы в регионе и объявили о готовности покровительствовать всей мусульманской умме.

В Египте в 1980-е годы начинают набирать политический вес «Братья-мусульмане»* — организация, которую в 1950-е годы запретил президент Насер. Ключевую роль в распространении радикальных течений сыграла война в Афганистане (1979—1989).

В целях противодействия СССР американская разведка поддержала оружием и деньгами исламистское бандподполье. На рубеже 1980—1990-х годов происходит становление террористической сети «Аль-Каида»**, а в середине 2000-х годов из неё выделяется «Исламское государство»***.  Летом 2014 года ИГ* создало «халифат», отвоевав около 40% территории Сирии и Ирака.

  • Антиправительственные беспорядки в Египте, январь 2011 год
  • © Mohamed Abd El-Ghany / Reuters

«С 2000-х годов мы наблюдаем всплеск исламистских течений. «Аль-Каида», «арабская весна» (восстания 2010—2011 годов, в ходе которых был свергнут ряд светских режимов), победа «Братьев-мусульман» на выборах в Египте в 2011 году и захват территорий «Исламским государством» — всё это звенья одной цепи — попыток объединения арабов на религиозной основе», — заявил Демиденко.

Востоковед считает, что проникновение ислама в политику всегда чревато неуправляемой радикализацией. Получив власть, исламисты будут уничтожать любые проявления инакомыслия, включая даже «безобидные» светские формы культуры и быта. Однако арабский народ, живя в состоянии бедности и политического хаоса, порой воспринимает жёсткий клерикальный режим как реальную альтернативу, которая позволит установить порядок. 

  • Боевики «Аль-Каиды» на севере Алеппо, 2014 год
  • Reuters

«То, что происходит в Египте и на всём Ближнем Востоке, — это бег на месте. Глубинная причина проблем заключается в том наследии, которое оставили западные колонизаторы», — заявил Демиденко.

Эксперт считает, что границы между арабскими государствами были образованы без учёта этнических и конфессиональных факторов, поэтому последствия таких решений не заставили себя долго ждать.

«По сути, практически все нынешние гособразования на Ближнем Востоке являются искусственными. В каждой отдельной стране уйма неразрешимых противоречий, а правитель нередко удерживается у власти с помощью насилия. Естественно, что, не наведя порядок у себя на родине, невозможно закладывать фундамент под общий арабский дом», — подытожил Балмасов.

 

 * «Братья-мусульмане» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

*** «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014. 

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
308

Похожие новости
21 июля 2018, 16:39
21 июля 2018, 00:25
21 июля 2018, 00:39

21 июля 2018, 23:09
20 июля 2018, 21:09
21 июля 2018, 03:39

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
19 июля 2018, 22:39
18 июля 2018, 15:39
17 июля 2018, 16:39
19 июля 2018, 18:08
19 июля 2018, 09:39
17 июля 2018, 02:09
18 июля 2018, 10:24