Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Апельсины давят на власть

Ситуация в Алжире, несмотря на преклонный возраст президента А. А. Бутефлики, при всех сложностях в экономике страны, продовольственном кризисе стабильна вследствие чистки элит, которую периодически проводит окружение главы государства. Она ослабляет властные кланы и не дает им усилиться до такой степени, чтобы это стало опасным.

Система требует реформ, но проводить их некому даже при поддержке ЕС и аравийских монархий. Бюрократия тормозит любые начинания модернизации экономики, хотя нефтегазовая составляющая позволяет удерживать ее на плаву. Соперничая с Марокко, Алжир следит за ситуацией в Сахеле, Тунисе и Ливии, опасаясь укрепления там враждебных ему элементов, как исламистов, так, в Ливии, и бывших военнослужащих армии Каддафи. Политика в отношении мигрантов, бегуших в Европу из Африки через Алжир, вызывает беспокойство ЕС. Рассмотрим ситуацию, опираясь на материалы экспертов ИБВ А. А. Быстрова и С. С. Балмасова.


Робкая либерализация


По оценке экспертов из США, Алжир в среднесрочной перспективе сможет сохранить стабильность, несмотря на состояние здоровья президента Бутефлики, падение доходов от нефтегазового экспорта и необходимость проведения непопулярных реформ по урезанию государственных субсидий. Одно из главных направлений деятельности правительства – привлечение иностранных инвесторов в сферу нефти и газа, что требует внесения поправок в местное законодательство. К такому сценарию, считают американцы, Алжир будут подталкивать возвращение Марокко в ряды Африканского союза и его активная деятельность по восстановлению влияния на континенте. При этом, несмотря на опасения руководителей исполнительной власти, не обойтись без проведения болезненных реформ. Вопрос только во времени их начала.

На повестке дня – диверсификация экономики. Углеводороды составляют 94 процента от объема национального экспорта, что дает бюджету порядка 60 процентов поступлений. Страна полностью зависит от импорта. Волатильность цен на нефть и газ существенно влияет на бюджетный дефицит. После падения цен на углеводороды в 2015 году попытка сохранить приемлемый уровень импорта стоила АНДР дефицита бюджета 16,4 процента. Несмотря на кризис, ВВП Алжира на душу населения выше, чем Марокко, которое добилось более существенных результатов в диверсификации экономики. Но в Алжире сложилась критическая ситуация с расслоением населения на очень бедных и очень богатых («На входе в Африку»).

Катастрофически тают валютные резервы. Они составляют 112 миллиардов долларов, тогда как в 2014 году было 177 миллиардов, а в 2015-м – 143 миллиарда. По оценке экспертов МВФ, при нынешних темпах государственных трат эти резервы в 2017 году составят 91 миллиард долларов, а в 2018-м – 76 миллиардов. Вопрос о переформатировании государственных доходов для Алжира в приоритете. Средства, которые страна направляет на диверсификацию экономики, значительно уступают тратам на поддержание государственных предприятий, социальные выплаты и оборону. При этом правительство не может, в том числе под давлением президентского окружения, подвергнуть ревизии ни одну из этих статей.

Попытки делаются, но вызывают социальное возмущение, как было в 2016 году, когда власти повысили налог с продаж с 14 до 17 процентов. В их планах – уменьшить социальные выплаты на 45 миллиардов долларов. Сокращение гострат в 2017-м должно составить 14 процентов (первоначально планировалось 9%), общий объем импорта намечается сократить на пять миллиардов долларов. Попытки воспрепятствовать девальвации динара приводят к тому, что начинает резко расти инфляция. Это свидетельствует: страна, несмотря на то, что является вторым после России экспортером газа в ЕС, и стабилизацию мировых цен на нефть, не в состоянии сохранять необходимый платежный баланс.

Ситуация усугубляется тем, что необходима модернизация нефтегазовой инфраструктуры. С 2007 года внутреннее потребление углеводородов увеличилось на 50 процентов, а добыча черного золота упала на четверть. Соответственно сократился объем социальной поддержки населения, которую правительство организовывало через госконцерн «Сонатрак». Попытки активизировать добычу сланцевой нефти и применить новые технологии для извлечения остатков с выработанных месторождений никакого экономического эффекта не принесли во многом потому, что по алжирскому законодательству доля любого иностранного бизнеса в проекте не должна превышать 49 процентов. За сохранение этого стоит лобби ветеранов борьбы за независимость. В итоге Алжир впервые за последние десятилетия обратился за помощью к международным финансовым институтам. Правительство также пытается привлечь средства в сельское хозяйство для снижения импорта продовольствия.

Обновленная в 2016 году конституция включает несколько пунктов, призванных сделать более либеральным внутренний рынок и способствовать привлечению иностранных инвестиций. Они запрещают образование новых монополий и предписывают активнее трансформировать законодательство в рамках привлечения иностранного капитала. Но поправки не несут конкретики, размыты и подвержены разным толкованиям. В качестве памятника местной бюрократии часто приводят в пример проект Восточно-Западной магистрали, затраты на которую превысили первоначальные в три раза и составили шесть миллиардов долларов. При этом строительство сопровождалось постоянными коррупционными скандалами. Это было особенно болезненно на фоне успешной реализации аналогичных проектов в Марокко.

Центральный банк Алжира считается самым непрозрачным и консервативным среди стран Магриба. По степени внедрения современных технологий банковская система Алжира находится далеко позади АРЕ, Марокко и Туниса. Так что американские эксперты не ждут резких поворотов в экономической политике страны как минимум на срок сохранения у власти старой гвардии во главе с президентом Бутефликой. Реформы, видимо, станут задачей пришедшего на смену молодого поколения, не столь сильно ориентированного на нефтяной бизнес.

С арматурой – на лицензирование

Руководство ЕС пытается расширить газовый импорт из Алжира, снизив на рынке долю российского голубого топлива, чтобы уменьшить влияние Москвы в Европе. Задача должна быть решена путем диверсификации и укрепления экономики АНДР, а также расширения доли неуглеводородной энергетики в стране. Это, как рассчитывают в Брюсселе, приведет к сокращению потребления газа внутри Алжира и увеличению его добычи и экспорта на рынок ЕС. Чему и намеревается содействовать Евросоюз. Об этом говорит работа 10-й сессии Совета ассоциации Алжира и ЕС, открывшейся 13 марта в Брюсселе под председательством глав МИДа АНДР Рамтана Ламамры и европейской дипломатии Федерики Могерини.

Примечательно, что заседания проходили за закрытыми дверями, без оглашения подробностей. Тем не менее стало известно, что стороны подписали ряд соглашений, которые должны максимально способствовать заявленным целям. В частности, ЕС намерен сконцентрироваться на технической поддержке запускаемых в Алжире экономических преобразований, для чего Брюссель подписал с АНДР ряд проектов на общую сумму 40 миллионов евро. Особое внимание ЕС намерен обратить на помощь стране в диверсификации экономики, развитии возобновляемых источников энергии и улучшении бизнес-климата с помощью реформ в области государственных финансов.

ЕС, являющийся первым торговым партнером АНДР, несмотря на «наступление» КНР, покритиковал алжирские политические и экономические реалии, препятствующие решению поставленных задач. Особенно «институт лицензирования импорта». Руководство Евросоюза осудило использование «ограничительных мер в двусторонней торговле», введенных в Алжире для борьбы с «вывозом капитала». В частности, было указано на соответствующие действия в отношении автомобилей, цемента и арматуры. По данным национальной Таможенной службы, импорт из стран ЕС достиг 16,79 миллиарда долларов в течение девяти месяцев 2016 года, тогда как за тот же период 2015-го составил 19,22 миллиарда. Cудя по всему, при сохранении подобного положения дел в среднесрочной перспективе не только Франция, но и Евросоюз в целом рискуют утратить первое место среди торговых партнеров АНДР.

Алжир критиковали и за «тренд снижения» производства газа, что «не способствует инвестициям со стороны международных операторов» и было вызвано ограничительными мерами властей в отношении зарубежных инвесторов. Это обошлось казне почти в семь миллиардов долларов недополученных поступлений от пошлин на ввозимые товары. Брюссель вновь затронул и болезненные для алжирского режима темы соблюдения прав человека, обратив особое внимание на ограничения прав на демонстрации и собрания, свободы вероисповедания и давление на СМИ, в том числе закрытие некоторых каналов телевидения.

При этом ЕС хвалил алжирское руководство за «улучшение бизнес-климата, в частности в отношении инвестиций, благодаря чему правило 51:49 (согласно алжирскому законодательству иностранные компании могут осуществлять свои проекты только совместно с местными структурами и иметь в них не более 49%) может быть смягчено». По словам Могерини, несмотря на падение цен на нефть с 2014 года, Алжир имеет относительно комфортное положение в финансовом отношении с валютными резервами, оцениваемыми почти в 110 миллиардов долларов. Было выражено удовлетворение по поводу ситуации с обеспечением безопасности в стране. Показательно, что Могерини завершила изложение видения ЕС алжирских дел благожелательным отзывом для властей АНДР, заявив о намерении прислать делегацию на запланированные 4 мая парламентские выборы.

Рамтан Ламамра ответил на попытки «пожурить» Алжир сдержанно. Он заявил, что его страна в отношениях с ЕС исходит прежде всего из своих интересов и намеревается делать это впредь, хотя с уважением относится к взятым обязательствам. Так что руководство ЕС, мечтающее освободиться от «энергетического диктата» России за счет алжирского газа, оказывается перед дилеммой – для развития отношений оно должно отказаться от «распространения демократии» там, чтобы не провалить энергетические планы. Брюссель не может не понимать, что в реалиях забюрократизированного алжирского режима скорейшее достижение заявленных целей в этой сфере невозможно. Попытки изменения страны под себя, исходя из примеров Ирака и Ливии, чреваты серьезными рисками.

Зерновая беда

Алжирские власти при объявленной экономии средств стремятся увеличить собственное производство зерновых культур. Наиболее значительную долю среди них занимает пшеница твердых сортов, продукты из которой являются основой питания большей части населения в сельской местности и имеют важное значение для горожан. Из-за редких дождей в 2016 году местные крестьяне потеряли урожай более чем с трети посевной площади (около миллиона гектаров). В результате собрано лишь 3,4 миллиона тонн зерновых (рекордные 6,12 млн тонн были зарегистрированы в 2008–2009-м). Это вынуждает алжирские власти покрывать потребности страны в пшенице зарубежными закупками, в том числе в России – одном из главных поставщиков хлеба.

Стратегический сектор, от которого зависит продовольственная безопасность страны, продолжает развиваться в зависимости от климата при отсутствии управленческих решений по снижению зависимости сельского хозяйства от капризов погоды, хотя другие страны показали, что можно повысить урожайность с помощью новых технологий и орошения. Без изменений ситуация 2016 года неизбежно возникнет снова. Профильная структура ООН, отвечающая за сельское хозяйство и продовольствие, прогнозирует повторение ее для Алжира еще на несколько лет. Смягчить проблему не удается. Этому препятствует неэффективная, дорогостоящая система полива (разбрызгивания воды), приводящая к потерям. К тому же не во всех районах страны ее можно использовать.

На первый взгляд ситуация не выглядит катастрофичной. Если в 2015 году власти потратили 3,43 миллиарда долларов на закупку пшеницы за рубежом, то в 2016-м – 2,71 миллиарда вследствие снижения цен на международном рынке. Однако стоимость продуктов, в том числе пшеницы, будет подталкивать вверх растущая демография развивающихся стран (включая Алжир, где в последние годы уровень рождаемости стабильно находится на отметке около 1,1 миллиона человек, а смертность не превышает 250 тысяч). При этом снижение объемов золотовалютных резервов АНДР при сохранении низких цен на углеводороды тревожит власти. Под вопросом поддержание субсидирования хлебобулочной отрасли и сохранение на ее продукцию заниженных цен.

Алжирскому сельскому хозяйству необходимо выйти на стабильный прирост урожая до полутора-двух миллионов тонн пшеницы в год. Чтобы достичь этого, государству необходимо в течение трех – пяти лет инвестировать в отрасль сотни миллионов или даже миллиарды долларов на усовершенствование средств, способных повысить урожайность (орошение, интенсификация производства, агрономические исследования и др.). Однако эти меры, по мнению алжирских экспертов в сфере сельского хозяйства, будут эффективны в сочетании с экономическими действиями властей, включая помощь производителям. Рассчитывать на это в условиях экономии властями АНДР средств не приходится. Следует вспомнить и проблему истощения и засоления почв, которую в условиях забюрократизированного и неэффективно работающего госмеханизма решить очень сложно.

Статистика по чесноку

2017 год начался для алжирцев заметным ростом цен на продукты. Как и во многих других странах, это произошло в январе после Нового года. Однако в Алжире этот процесс продолжается и идет с опережением «мирового графика». По сравнению с январем 2016-го цены на помидоры выросли на 105,1 процента, горох – на 62,4, картофель – на 25,5, чеснок – на 21,8, сушеные бобы – на 11,7 процента. Продуктовая корзина, по данным госстатистики, подорожала на 8,53 процента (на 40% по сравнению с 2015-м). Рост цен на продукты стал ощущаться уже в третьем квартале 2016 года и продолжается, несмотря на то, что по многим показателям согласно оценкам властей страна за исключением пшеницы и чеснока собрала «очень хороший урожай», что должно было заметно «амортизировать» подорожание.

Оно затронуло даже сезонные продукты, коснулось фиников и цитрусовых, несмотря на то, что их урожай был «особенно хороший». Так, для собираемых в Алжире апельсинов в 2015 году средняя цена за килограмм составляла 139 динаров, в 2016-м – 194 (рост 41%), а сейчас перевалила за 200. В 2015 году стоимость орехов была на уровне 165 динаров за килограмм, в 2016-м – 240 (+46%), сегодня – 330. Рекорд поставил троекратный рост цен на яблоки (с 300 до 900 динаров за кг), притом что в 2016 году их было собрано 500 тысяч тонн. Несмотря на высокие урожаи, АНДР в 2016-м импортировала яблок на 51,1 миллиона долларов против 99,5 миллиона в 2015 году. По чесноку соответствующие цифры увеличились почти до 22 миллионов долларов в 2016-м против 15,8 миллиона годом ранее. И если в АНДР случился неурожай чеснока, то с яблоками проблем не было, что подтверждает – искусственное снижение конкуренции за счет введенных властями ограничений на поставку зарубежных товаров и привело к завышению местными производителями стоимости своей продукции.

Представители властей утверждают, что речь идет о «сезонных колебаниях цен» и по сравнению с декабрем 2016 года они увеличились «лишь на 2,5 процента». Одновременно «произошло снижение стоимости некоторых продуктов от мяса до салата в диапазоне 2,3–23 процента». Однако по оценкам экспертов, оно было столь незначительным, что мясо недосягаемо для большинства граждан с доходами выше среднего. С другой стороны, ценовой скачок начала 2017 года перекрыл эти снижения. Так, если килограмм картофеля в декабре стоил чуть более 50 динаров (полдоллара США), в начале года его цена достигла 90 динаров. Если в 2015–2016 годах властям удалось отправить произведенный в АНДР картофель в страны Персидского залива, ныне объемы его поставок будут снижены минимум на 50 процентов.

Напомним, что со второй половины 2015 года власти пытаются снизить отток капиталов за границу и снижение золотовалютных резервов искусственными барьерами для иностранной продукции. С 2017-го в Алжире введена практика ограничения доступа продовольствия, в том числе фруктов, включая бананы, и овощей. Результатом стал взрывной рост цен на некоторые из них, например яблоки. Увеличение стоимости отмечается по всем видам овощей, фруктов, рыбы и мяса. Это привело к расширению «черного рынка» за счет поставки контрабандных товаров из Туниса и Марокко.

Представители национальной Ассоциации торговцев и ремесленников (ANCA) среди причин, способствующих увеличению стоимости продуктов, называют общий рост налогов и обесценивание алжирской валюты (официально инфляция составила 6,7%), а также рост транспортных издержек в результате повышения стоимости топлива. В ANCA считают, что проблема цен состоит и в недостатках системы хранения продукции ввиду нехватки специально оборудованных складов и холодильных камер, из-за чего много портится. Оптовые торговые рынки контролируют мафиозные структуры, связанные с силовиками, которые накручивают до 30 процентов стоимости продуктов. Это чрезвычайно тревожные показатели.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

783

Похожие новости
13 декабря 2017, 11:24
13 декабря 2017, 01:39
13 декабря 2017, 11:24

13 декабря 2017, 17:54
13 декабря 2017, 14:39
13 декабря 2017, 17:24

Новости партнеров
 
Loading...
 

Выбор дня
14 декабря 2017, 00:09
13 декабря 2017, 22:56
14 декабря 2017, 00:09
13 декабря 2017, 22:39
14 декабря 2017, 00:24

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
08 декабря 2017, 07:54
09 декабря 2017, 18:12
11 декабря 2017, 02:24
08 декабря 2017, 11:09
07 декабря 2017, 22:09
10 декабря 2017, 08:39
12 декабря 2017, 12:39