Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Академический писк



32 академика, члена-корреспондента и профессора РАН обвинили директора ФСБ Александра Бортникова в попытке оправдать репрессии 30-х. «Обращение группы академиков и членов-корреспондентов РАН» нельзя охарактеризовать иначе как плевок в историю нашей страны, в тех, кто создавал мощь нашей советской науки, достижениями которой наша страна живет до сего времени, кто создавал АН СССР, а значит, и ее правопреемницу – РАН.

22 декабря в средствах массовой информации появилось «Обращение группы академиков и членов-корреспондентов РАН» или, как они сами его определили, «комментарий к интервью директора ФСБ А. В. Бортникова». Содержание сводится к решительному протесту «против ревизии представлений о бесчеловечной и антинародной сущности репрессий». Авторы и подписанты призывают «всех здравомыслящих людей, не желающих своим детям пережить ужасы 30-х годов, присоединиться».



В обращении указывается, что «впервые после XX съезда КПСС (1956 год) одно из высших должностных лиц нашего государства оправдывает массовые репрессии 30–40-х годов, сопровождавшиеся неправосудными приговорами, пытками и казнями сотен тысяч ни в чем не повинных наших сограждан». Звучит настораживающе. Однако прежде чем возвысить голос в поддержку академиков и разделяющих их позицию доцентов с кандидатами, вчитаемся в указанное интервью.

Хождение по трупам

Первое, что обращает на себя внимание, – вопрос журналиста «Отношение общества к отечественным спецслужбам весьма неоднозначно и неоднократно менялось в зависимости от политической конъюнктуры. Из чего исходит ФСБ при оценке деятельности своих предшественников?». Наверняка именно тут имеет место оправдание массовых репрессий 30–40-х годов. Отвечая на вопрос, директор ФСБ прежде всего отмечает: «Следует учитывать исторические условия. Наше Отечество неоднократно становилось объектом враждебных посягательств иностранных держав. Противник пытался победить нас либо в открытом бою, либо с опорой на предателей внутри страны, с их помощью посеять смуту, разобщить народ, парализовать способность государства своевременно и эффективно реагировать на возникающие угрозы. Разрушение России для некоторых до сих пор остается навязчивой идеей. Мы как органы безопасности обязаны своевременно выявлять замыслы противника, упреждать его действия и адекватно реагировать на любые выпады. В этом смысле важнейшим критерием оценки нашей деятельности является ее эффективность». Разве это не правда? СССР разрушили именно «предатели внутри страны», которые погубили нашу Великую Родину, «посеяв смуту, разобщив народы, парализовав способность государства своевременно и эффективно реагировать на возникающие угрозы». Вспомним 80–90-е. Последствия настолько ужасны, что на их фоне меркнет трагедия 30-х годов. Вспомним войны на постсоветском пространстве, которые были развязаны всевозможными «борцами за свободу мысли, слова и дела», в частности «великим» режиссером Гамсахурдиа. Сколько крови на руках лжеисламских «проповедников», которых наконец назвали достойным их именем – террористами. Сколько жизней отняли «миротворец» Шеварднадзе и его наследник Саакашвили. Может, стоило всех этих «борцов» своевременно нейтрализовать? И сохранился бы Союз, не стали бы жертвами жестоких внутренних конфликтов на территории нашей страны (СССР) сотни тысяч сограждан. Простой вопрос: что дороже – несколько тысяч зарвавшихся негодяев или миллионы честных людей, тружеников? Ответ очевиден. Но для нормального человека, а для одержимого представлениями о собственной исключительности, готового ради карьеры, власти и богатства идти по трупам, ответ будет другой. Тут стоит напомнить, что «пятая колонна» не демонстранты с плакатами, а высшие чиновники и крупные бизнесмены. Только они имеют полномочия и возможности серьезно влиять на ситуацию в стране, на действия госструктур, в том числе и вооруженных сил. Квислинг, парализовавший возможность организованного сопротивления гитлеровскому вторжению, прежде чем стать символом предательства, был премьер-министром Норвегии.

Так что ничего особенного Бортников не сказал. Точный и честный ответ, сегодня актуальный, как никогда. А далее генерал подчеркивает: «Решаемые органами безопасности первоочередные задачи меняются в зависимости от характера вызовов и угроз, с которыми сталкивается государство на разных этапах. То есть, к примеру, задачи ВЧК существенно отличались от задач КГБ и тем более ФСБ. Это обуславливало и логику структурных преобразований спецслужб, и методы ведения оперативной работы». То есть проводится четкая разграничительная линия между ФСБ и ее предшественниками. Федеральная служба безопасности не является «дубликатом» НКВД или ВЧК в современной России.

Работа на донос

Очень важна завершающая часть ответа на вопрос: «Сотрудников органов безопасности нельзя рассматривать в отрыве от общества со всеми его плюсами и минусами. Меняется общество, меняемся и мы». Здесь уместно снова процитировать обращение: «Репрессии затронули и научное сообщество, расстреляны или погибли в лагерях тысячи ученых и инженеров, что принесло непоправимый вред отечественной науке и технике. Вспомним академика Н. И. Вавилова, профессора Л. В. Шубникова, профессора С. П. Шубина и многих других. Чудом выжили Л. Д. Ландау, С. П. Королев, В. П. Глушко... Эти имена, как правило, известны широкой публике. К сожалению, немногие, кроме специалистов, представляют, какое огромное количество замечательных ученых, продвинувших науку в самых разных областях, было уничтожено в расцвете своей деятельности. Это – гениальный физик-теоретик М. П. Бронштейн, академик, геолог И. Ф. Григорьев, обвиненный во вредительстве при поиске урановых месторождений, погиб в тюрьме профессор Д. Ф. Егоров – математик, один из основателей современного функционального анализа. Были репрессированы профессор-теплотехник Л. К. Рамзин, который изобрел прямоточный котел, языковед Е. Д. Поливанов, агроном Н. М. Тулайков, генетик И. И. Агол, философ Г. Г. Шпет, конструктор ракет Г. Э. Лангемак. Оказались репрессированными руководители Пулковской обсерватории. Список огромен».

Потери действительно велики. Но в чем причины преследования? Не из пальца же их высасывали следователи НКВД. Большинство чекистов и не знали таких фамилий. Дела возникали в результате доносов. А писать их могли только достаточно квалифицированные люди – для грамотного обвинения во вредительстве надо иметь хорошую подготовку. То есть доносы строчили представители самого научного (инженерного) мира. Сотрудники НКВД (ВЧК, ОГПУ) – люди, не обладающие достаточной квалификацией в предметной области, в которой предстояло разоблачить врага народа, привлекали к экспертизе деятелей из нужной области знания, дававших заключения на предъявленные обвинения. Так что вина за незаконные репрессии ученых и инженеров лежит не только на НКВД, но и на коллегах жертв. Одни не очень чистоплотные спецы сводили счеты с другими. То же происходило в артистических кругах.

Кто-то возразит: сотрудники НКВД обязаны были разбираться и выявлять лживые доносы, не допуская репрессий против невиновных. Это так. Однако скажите мне, граждане обращенцы: у вас не бывает ошибок в научном поиске, вы всегда сразу находите истину? Напомнить, как до сего времени пытаются облить грязью того же Эйнштейна? Как жестко расправляются с оппонентами аппаратными методами, не имеющими никакого отношения к честному спору, ваши коллеги. Может, и вы применяли такие приемчики? Примеров более чем достаточно. Взять хотя бы прогремевшие в СМИ дела о недоброкачественных диссертациях крупных чиновников. Однако в отличие от вас, господа ученые, генерал Бортников признает проблему: «Безусловно, среди чекистов, которые, повторюсь, являлись плоть от плоти сложившегося в то время общества, были самые разные люди. Это и, к сожалению, приспособленцы, державшиеся принципа «цель оправдывает средства».

Сотрудники НКВД, будучи неотъемлемой частью общества, несли в себе все его достоинства и недостатки: как героизм и готовность к самопожертвованию, так и радикализм, свойственной той эпохе склонность к быстрым, зачастую эмоциональным решениям, ведь Гражданская только что отгремела, а до этого были Первая мировая, Февральская и Великая Октябрьская революции, Русско-японская, восстания 1907 года, тихая крестьянская война против помещиков (именно так можно квалифицировать непрерывные локальные бунты против феодального землевладения, сопровождавшиеся нападениями на усадьбы с последующим подавлением этих восстаний и казнями виновных – «столыпинскими галстуками»). Ведь с начала XX века и до конца 20-х годов шла сплошная кровавая борьба, в которой сформировался определенный психотип личности, склонной к быстрым, порой недостаточно обоснованным решениям, опирающимся на личные представления и даже ощущения. Посмотрите на современных ветеранов, прошедших войны и вооруженные конфликты нашего времени – от Афганистана и Чечни до Сирии. Эти люди, познавшие по-настоящему, что такое жизнь и смерть, психологически отличаются от остальных. Многие из них нуждаются в реабилитации. А тогда это было нормой.

Стоит учесть и еще одно положение, акцентированное генералом Бортниковым: «Обратимся к реалиям тех лет. Версальский мир расценивался странами-победительницами лишь как временная передышка. Планы нападения на СССР разрабатывались ими еще с 20-х годов. Угроза надвигающейся войны требовала от Советского государства концентрации всех ресурсов и предельного напряжения сил, скорейшего проведения индустриализации и коллективизации. Но общество еще не оправилось после Гражданской войны и разрухи. Мобилизация проходила очень болезненно». На этом фоне «внутри ОГПУ возник конфликт между председателем Г. Ягодой и его замом С. Мессингом, выступившим в 1931 году вместе с группой единомышленников против массовых арестов. В органах начались «чистки», которые еще больше усилились после убийства С. Кирова в декабре 1934 года. При малейших подозрениях в неблагонадежности квалифицированные сотрудники переводились на периферию, увольнялись или арестовывались. Их место занимали люди без опыта оперативной и следственной работы, но готовые ради карьеры на исполнение любых указаний. С этим отчасти и связаны перегибы в работе ОГПУ-НКВД на местах. Всего в 1933–1939 годах репрессиям подверглись 22 618 чекистов, в том числе первые советские контрразведчики А. Артузов, К. Звонарев и другие. Только в период так называемой ежовщины трижды произошло обновление руксостава контрразведывательного отдела Главного управления госбезопасности (ГУГБ) НКВД. В марте 1938 года ГУГБ было и вовсе ликвидировано».

ВЧК с самого своего основания не могла рассчитывать на высококвалифицированный личный состав – взять его было не откуда. А после чисток стало еще хуже – под репрессии попали люди, накопившие хоть какой-то опыт. Поэтому и разбирательство дел шло малоопытными сотрудниками с соответствующими огрехами. Не собираюсь обелять нечистоплотных чекистов, наполнивших НКВД в годы ежовщины. Но и валить все только на них несправедливо – таким, повторю, было общество, в том числе и научный мир.

Рыночные репрессии

Никто не обвиняет нынешнюю РАН в том, что она не может предъявить стране научные достижения наравне с АН СССР. Все понимают, какие кадровые потери понесла наука за годы реставрации капитализма в нашей стране. Между тем надо заметить, что академические круги должны признать часть ответственности за контрреволюцию и ее чудовищные последствия.

Кто был в числе идеологов «рыночных реформ», то есть реставрации капитализма? Авторитетные ученые из отделения экономики АН СССР. Сегодня некоторые из них открещиваются от результатов того социального эксперимента, который поставили над нашей страной. Говорят, хотели «другой рынок». Ученым надо бы знать, что рынок, то есть капитализм, «другим» не бывает. Так что ваши рекомендации, граждане экономисты, пусть даже основанные на добрых намерениях, нанесли колоссальный вред всем народам СССР. Разве то, что сотворено со страной в 90-е, в том числе благодаря усилиям представителей академической науки, не репрессии? Не пора ответить за них?

Вы пишете: «Миллионы советских людей оказались в тюрьмах и лагерях, многие из них не вернулись. Целые народы подверглись переселению из мест исторического проживания». Это правда. Генерал Бортников уточняет: «Еще в конце 80-х была рассекречена справка МВД СССР от 1954 года о количестве осужденных за контрреволюционные и иные особо опасные государственные преступления, в том числе за бандитизм и военный шпионаж, в 1921–1953 годах – 4 060 306 человек. Из них к высшей мере наказания приговорены 642 980, к ссылке и высылке – 765 180. Об этом говорят архивные материалы».

А теперь посмотрим, что сотворили с нашей страной последователи «научно обоснованных» рекомендаций по реставрации капитализма. Обратимся к официальным данным. С 1992-го по настоящее время коренное население России сокращается от 800–945 тысяч до 130–200 тысяч человек в год (положительные демографические показатели последних лет достигнуты за счет миграции из сопредельных стран Центральной Азии – бывших республик СССР). Пик депопуляции пришелся на период с 1994 по 2006 год, когда число наших сограждан убывало с темпом 700–900 тысяч человек. Общий масштаб чистых демографических потерь превышает 10 миллионов. Причина в резком сокращении рождаемости и росте смертности. Количество младенцев на тысячу человек сократилось с 17–18 в последние годы прежней власти до 7–9 в постсоветское 15-летие. При этом резко возросла смертность. Было 10–12 человек на тысячу, стало 16–17. К этому надо добавить чудовищный обвал промышленного производства, сопровождавшийся потерей многих критически важных технологий, которые мы не можем восстановить и сегодня. Экономическое и технологическое разорение России реформами оказалось тяжелее гитлеровского нашествия.

Между тем в «страшные» 30-е население России выросло с 93 миллионов человек до 112 миллионов. То есть увеличивалось в среднем на 1,9 миллиона человек в год. Сегодняшней капиталистической России такие цифры даже не снятся. А это между прочим главный показатель благополучия населения: если оно множится, значит, жизнь в целом воспринимается комфортной.

Еще раз: те экономисты, политические и общественные деятели, журналисты, которые настойчиво продвигали «рыночные идеи», несут ответственность за последствия их реализации. Поэтому я как гражданин СССР могу обвинить НКВД, КГБ, ФСБ только в одном – в неэффективной борьбе против подобных реформаторов и лжеученых. Хотя и это не вполне обоснованно, ведь, как напомнил в интервью генерал Бортников: «Пришедшая к власти команда реформаторов во главе с М. Горбачевым, несмотря на провозглашение перестройки, открытости и гласности, сохранила запрет на оперативную разработку представителей партийной элиты. ЦК КПСС не реагировал даже на информацию контрразведки о приобретении иностранными спецслужбами «агентов влияния» в союзных органах власти».

Нельзя обойти вниманием еще одно положение из обращения: «Перед войной была разгромлена армия». Это смехотворно: «разгромленная» РККА в одиночку отразила первый, наиболее страшный удар Объединенной Европы во главе с Третьим рейхом, сорвав план «Барбаросса» в самом его начале, а полностью боеготовая и прекрасно обученная французская армия, действуя вместе с английским экспедиционным корпусом, сдалась вермахту через две недели после нападения одной Германии еще в 1940-м.

И все-таки надо кое-что уточнить. Во-первых, антисоветский заговор был, этого не отрицает и комиссия по реабилитации, работавшая в начале 90-х. Во-вторых, о числе репрессированных. Доля «вычищенного» высшего комсостава действительно была велика – до 65 процентов. Однако в отношении остальных цифры иные. У Волкогонова – 36 761 с оговоркой: «Часть из них была, правда, лишь уволена из РККА». Как показывает анализ архивных документов, большинство армейских чинов были изгнаны из Вооруженных Сил по причинам, не связанным с благонадежностью, а за пьянство, неисполнение служебных обязанностей, иные проступки. По политическим мотивам были арестованы с 1937 по 1939 год 8122 человека, еще около 10 тысяч уволены. Между тем к 15 июня 1941 года численность командного и начальствующего состава ВС СССР составляла 439 143 человека. То есть репрессиям и увольнению по политическим мотивам подверглось около пяти процентов (арестовано чуть более двух процентов) офицерского состава. Даже если принять сомнительную цифру Волкогонова, получается, доля репрессированных и уволенных – менее девяти процентов.

Отчего же огромные потери нашей армии в первые месяцы войны? Ответ кроется в анализе состава боевой техники. Число танков в наших ВС с 1932 по 1940 год увеличилось почти на порядок. Такая же динамика в боевой авиации. Где набрать столько командиров за невероятно короткий срок – за восемь лет? В эти годы должны были войти – для комсостава среднего звена – как минимум время обучения в военном училище и академии. Это уже шесть лет. Академию Генерального штаба с ее двумя годами обучения даже не упоминаю. Когда было служить и набираться опыта? Это главная причина нехватки грамотного комсостава полкового-корпусного звеньев. Подготовка кадров не успевала за темпом наращивания арсеналов. «Академикам и членам-корреспондентам» такие простые вещи тоже надо бы знать.

Ничтожное меньшинство

И все-таки почему наша элита так не любит сталинскую эпоху? Ответ можно найти у генерала Бортникова: «Большое количество фигурантов тех дел – это представители партноменклатуры и руководства правоохранительных органов, погрязшие в коррупции, чинившие произвол и самосуд». То есть удар НКВД в значительной мере пришелся по зарвавшейся элите. Ивана Грозного до сих пор ненавидят за то же самое.

В заключение напомню, что наивысшего пика наука нашей страны достигла именно в советский период. АН СССР – крупнейшая в своем роде организация, внесшая колоссальный вклад в мировой прогресс, была создана именно в 30-е годы при Сталине. И вклад того же НКВД в становление АН СССР весьма велик. Достаточно вспомнить Арзамас-16. Он создавался под личным руководством Берии. Лаврентия Павловича там до сего времени поминают добрым словом – лично слышал, когда приезжал в этот научный центр в конце 90-х. С началом «реформ» по РАН (в которую превратилась АН СССР, потеряв при этом значительную часть своего потенциала в республиканских отделениях, превратившихся в суверенные академии отделившихся республик) была нанесена серия ударов, последний из которых, лишивший ее полномочий управлять своими материальными ресурсами с передачей их в ФАНО, серьезно подорвал ее потенциал. Современная РАН – жалкая тень великой АН СССР. Она столь же серьезно пострадала от капиталистической реставрации, как и другие ключевые организации нашей страны. Сегодня сохранение и возрождение РАН – общенациональная задача. Поэтому я, безусловно, поддерживаю открытое письмо 397 деятелей науки президенту России с просьбой отменить последнюю реформу РАН, важнейшей частью которой было создание ФАНО.

На этом фоне Обращение группы академиков и членов-корреспондентов РАН нельзя охарактеризовать иначе как плевок в историю нашей страны, в тех, кто создавал мощь советской науки, достижениями которой мы живем до сего времени, кто строил АН СССР, а значит, и ее правопреемницу – РАН. Отрадно сознавать, что подписантов обращения всего 32. Это ничтожная часть академии.
Автор: Константин Сивков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

Загрузка...
718

Похожие новости
05 октября 2018, 02:39
27 сентября 2018, 02:54
24 сентября 2018, 03:24

25 сентября 2018, 08:39
28 сентября 2018, 11:24
12 октября 2018, 13:24

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров
 

Популярные новости
09 октября 2018, 08:09
11 октября 2018, 00:56
11 октября 2018, 02:24
13 октября 2018, 06:24
09 октября 2018, 14:39
12 октября 2018, 18:54
10 октября 2018, 10:09