Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Война за Дамаск

Кроме того, американцы не ставили задачу прекратить боевые действия и начать политический диалог, поскольку их стратегическая цель – устранить Башара Асада.

Со стороны США необходимость в перемирии обусловлена сугубо конъюнктурными интересами – в первую очередь, грядущими президентскими выборами. Там рассматривают ситуацию на Ближнем Востоке в парадигме разрушения существующих режимов и государств, их полной десуверенизации.




Следует сказать о противостоянии внутри американских элит и их подходах к внешней политике. Существуют противоречия концептуального и межведомственного характера как на внутри, так и на межпартийном уровнях, причем противоречия среди демократов могут быть не менее жесткими, чем с республиканцами. Более того, подходы и взгляды в отдельных случаях способны динамично меняться в зависимости от конкретных обстоятельств. Концепцию внешней политики США можно охарактеризовать тремя вариантами американского политолога Яна Бреммера, изложенными в книге «Супервласть. Три выбора для роли Америки в мире»:


Первый: «Независимая Америка» подразумевает необходимость концентрации на внутренних проблемах и продвижении американских ценностей без попыток навязать свое видение другим.

Второй: «Америка как мегакорпорация» – максимальное увеличение прибыли при минимизации затрат.

Третий: «Незаменимая Америка» – вариант президентства Джорджа Буша: навязывание американских ценностей и интересов в глобальном масштабе. Фактически продвижение идеи исключительности и мирового доминирования.

Очевидно, что в чистом виде ни один из трех вариантов в реальности недостижим. Главное в пропорциях, и выборы президента США покажут, чей подход будет реализован. Силы, продвинувшие своего кандидата в Овальный кабинет Белого дома, возьмут под контроль управление колоссальным госмеханизмом и будут реализовывать свои интересы.

Еще один важнейший аспект: геостратегическое противостояние с Россией, Китаем и Ираном. Серьезный конфликт с Пекином практически неизбежен, но вначале Вашингтону требуется преодолеть их взаимозависимость в хозяйственной сфере. Кризис действующей модели экономики, основанной на кредитной пирамиде, начатой пресловутой «рейганомикой», и ограниченность мирового рынка требуют выхода, который, как вариант, может пойти путем фрагментации единой глобальной финансовой системы через создание новых валютных зон. Параллельно должен решаться вопрос об ослаблении Китая, поскольку ТАТИП и ТТП несовместимы с проектом Шелкового пути – альтернативы партнерствам, продвигаемых американскими ТНК. В этом же и причина антироссийской истерии и непрямые методы агрессии в отношении нашей страны. Поскольку связь Россия-Евросоюз также несовместима с ТАТИП, инициация цветного переворота на Украине была лишь вопросом времени.

Возникает вопрос: какое отношение ко всему этому имеет ситуация в Сирии? Самое прямое.

Сирия стала преградой на пути развала региона, препятствием реализации американских проектов ТАТИП И ТТП и ослабления ключевых геополитических конкурентов США – России и Китая. Разрушением режимов в странах Северной Африки и Ближнего Востока американцы решали важнейшие задачи: не допустить создание одной из веток Шелкового пути, проходящей через Иран и дальше, через Турцию, инициировали мощнейший миграционный кризис, который станет катализатором процесса дезинтеграции ЕС.Почти везде, где прошла «Арабская весна», одним из инициаторов которой многие эксперты обоснованно считают Х. Клинтон, были уничтожены государства. Исключением стали Египет, где военные предприняли контрпереворот, свергнув ставленника «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси, и Сирия, где президент Асад при помощи союзников продолжает контролировать часть территории и сражается с боевиками, подконтрольными США и их арабским союзникам.

Вмешательство России позволило отодвинуть поражение режима Асада, но вряд ли даст стратегический результат, во всяком случае, при текущем подходе. Надо заметить, что сейчас доля сирийцев в антитеррористической коалиции уже существенно меньше половины. По некоторым оценкам, численность регулярной правительственной армии уступает составу подразделений и группировок, действующих под иранским контролем – порядка 50 000 и 60 000 соответственно. С учетом российского участия до двух третей всех проправительственных сил приходятся на иностранцев, и данная тенденция, с учетом катастрофической ресурсной ситуации у Дамаска, будет только нарастать.

Фактически Асад становится все больше политической и медийной фигурой, нежели олицетворяет реальную военную силу. Вооруженная борьба в Сирии идет между внешними участниками через посредников (неофициальный термин – прокси-войны), в которой противостояние проходит не так, как в начале конфликта, т.е. антиасадовские силы против Дамаска, а в большей степени по схеме: условно умеренные и откровенно нерукопожатные – против сторонников законного режима (Иран с подконтрольными группировками и Россия), со все меньшим участием САА. Оценка перспектив Дамаска не может обойтись без сопоставления ресурсных баз его союзников и противников. Соотношение явно не в его пользу, поскольку боевики набраны в 120 государствах, что минимум на порядок превышает возможности ресурсной базы проасадовской части Сирии, России и Ирана вместе взятых.

Кроме того, инфраструктура в зоне конфликта уничтожается темпами, превосходящими возможности ее восстановления, вследствие чего война давно приобрела все формы геноцида. Это приводит к исходу беженцев, что также истощает ресурсы армии САР, помимо прямых потерь в ходе боевых действий, и со всей очевидностью указывает на неверный подход, когда правительственные силы распыляются в сомнительных с точки зрения результативности операциях. Они, как правило, приводят не к достижению стратегического результата, а к опустошению ресурсной базы, восполнять которую сирийцы уже не в состоянии. Значит, это придется делать России с Ираном.

Нет сомнений, что администрация Обамы его второй каденции планировала устранить президента Асада до окончания срока своего правления. Ставка на боевиков, очевидно, может оправдать себя в долгосрочной перспективе, но усиление правительственных войск российскими ВКС в совокупности с развертыванием иранских частей поставили под вопрос поражение Дамаска.

Ко всему прочему кризис совпал с предвыборной гонкой в США. Активизировались силовики и «ястребы» нынешней администрации – из Пентагона и Лэнгли, ряд высокопоставленных чиновников Госдепа, выступающие за более жесткие действия в Сирии. Выбор момента вполне просчитан: Обама через несколько недель де-юре не будет президентом. Значит, риск слететь с должности мало кого пугает, т.к. «ястребы» из Пентагона и спецслужб, вероятнее всего последуют за ним. В этой связи рассматривается вариант прямого нанесения удара по объектам стратегической инфраструктуры правительственных сил, включая аэродромы, оружием дальнего радиуса действия. Высказываются предложения о необходимости совершить удары в обход Обамы, чтобы он не апеллировал к необходимости заручиться поддержкой Совбеза ООН, который, из-за позиции России и, возможно, Китая заблокирует это. Представители американского разведсообщества настаивают на ударе втайне, с целью поставить президентов США и РФ перед фактом. Понять нежелание самого Обамы провести атаку на позиции армии САР можно: ключевая цель заключается в обеспечении победы Х. Клинтон. Любой провал и скандал могут сыграть против кандидата от демократов, на которого будет проецироваться негатив.

Удар по позициям правительственных сил в Сирии чреват прямым столкновением с Россией и, возможно, Ираном, спецслужбы и спецподразделения которого активно участвуют в военных действиях. Повышается риск неконтролируемой военной эскалации, последствия которой трудно представить.

В отношении России политика США после выборов вряд ли существенно изменится – мы для американоцентричного коллективного Запада были, есть и останемся социосистемными, геополитическими и экзистенциальными врагами. Соответственно может быть изменен подход, но точно не цель, суть которой предельно ясно выразил бывший начальник внешней разведки КГБ СССР Леонид Шебаршин, однажды сказав, что «Запад хочет от России только одного – чтобы ее не было».

Вероятно, нашему руководству стоит пересмотреть подходы к Сирии. Требуется четко сформулировать свои ключевые цели в регионе и стратегию их достижения.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

892

Похожие новости
02 декабря 2016, 21:09
02 декабря 2016, 05:54
02 декабря 2016, 17:24
02 декабря 2016, 13:39
02 декабря 2016, 17:09
02 декабря 2016, 09:54

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
29 ноября 2016, 18:09
26 ноября 2016, 10:30
27 ноября 2016, 17:45
29 ноября 2016, 14:24
27 ноября 2016, 14:00
30 ноября 2016, 05:09
27 ноября 2016, 01:30