Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Учредительные выборы: перемены начинаются с Государственной Думы

- Спикером Государственной думы седьмого созыва станет Вячеслав Володин, политик и чиновник в одном лице, главный куратор большой политической реформы от 2012 года и при этом самостоятельный участник минувших выборов, то есть человек, совместивший теорию с практикой. Как вы оцените его кандидатуру?

-Этого человека отличает редкое сочетание политических и управленческих компетенций. Но Вячеслав Володин – прежде всего, публичный политик, который не на словах, а на деле понимает важность конкуренции, «реальной» политики и центральное место диалога в политическом процессе. Судя по всему, данное обстоятельство сыграло важную роль в том, что именно его кандидатура была рекомендована на пост председателя новой Думы Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. На первом пленарном заседании Вячеслав Володин показал, что адекватно понимает свою миссию: он предложил строить парламентскую работу в соответствии с правилом: «Дума – это место для дискуссий». На выборах спикера пропрезидентское большинство в новой Думе впервые заявило о себе: Вячеслав Володин был избран голосами более 400 депутатов трех фракций – Единой России, ЛДПР и Справедливой России. Мандат супер-большинства превращает нового председателя Думы в проводника политического курса Ввладимира Путина.

- Как изменится Государственная Дума? Можно ли рассчитывать на более экспертное содержание законотворческой работы?

- Проблема с бывшей Думой была не в том, что там не было законотворческой функции, она там, наоборот, доминировала. А проблема в том, что там была недостаточно сильной представительная функция, которая сейчас будет выстраиваться благодаря новому составу и новой модели выборов в Государственную Думу.

- Вы имеете в виду смешанный состав?

- Известно, что одномандатники гораздо сильнее связаны с избирателями, чем списочники. Они в гораздо большей степени просто по формату выборов агрегируют предпочтения избирателей. В противном случае их просто не выберут. Но способность «впитывать» предпочтения избирателей увеличилась и у списочников тоже. По крайней мере, в «Единой России»: партия сформировала корпус своих кандидатов через предварительное голосование, через этот механизм проходили не только одномандатники, но и списочники. Кроме того, часть будущих депутатов от «Единой России» баллотировались и в одномандатных округах, и по списку. Это также увеличивает способность накапливать предпочтения избирателей. Это основа представительской функции.

- Как повлияет на Государственную думу усиление представительской функции?

- Увеличится политический вес Госдумы. А это обстоятельство в свою очередь может привести к тому, что она начнет по-новому выстраивать свои отношения с правительством. Эти отношения будут более обязывающими для кабинета министров. Речь не идет, пока, по крайней мере, о политически ответственном правительстве. Или о партийном министерстве. Но в том, что касается большей политической дисциплины, большего политического контроля со стороны Думы над правительством – да, для этого созданы необходимые предпосылки.

Есть еще одно важное обстоятельство. Давайте вспомним, с какой программой шла «Единая Россия» на выборы. Она формировалась таким образом, чтобы в наиболее полном виде агрегировать все предпочтения. То есть это были отраслевые формы, где собирались предпочтения ключевых социально-профессиональных аудиторий. И затем программа была выстроена как, с одной стороны, реалистическая, то есть там нет ничего такого, что нельзя выполнить, а с другой стороны эта программа была максимально приближена к правительственному документу. И сами единоросы называли эту программу «программой прямого действия».

Предвыборная программа такого формата – хорошее подспорье и для работы партийной фракции в парламенте: она создает принципиальную основу для сведения воедино разноречивых запросов из избирательных округов, которые принесут с собою депутаты-одномандатники. Получив электоральный мандат на основании этой программы «Единая Россия» получает все основания выстраивать отношения с правительством на политической и программной основе. Дмитрий Медведев уже заявил о готовности правительства руководствоваться предвыборной программой Единой России.

Другая конструктивная особенность предвыборной программы единороссов – присутствие «фактора Путина». Предвыборная программа партии большинства представляет собою составную часть политического курса президента России. То есть она его продолжает и конкретизирует на ряде важных направлений. Таким образом, возможность для усиления политического контроля над правительством приобрела не просто партия «Единая Россия», а президентская партия «Единая Россия». Думаю, мы увидим более плотную совместную работу президента и думского большинства с правительством с разных сторон, но по единой программе. Политический вес Думы увеличивается. Соответственно относительная самостоятельность правительства сокращается.

Мы стоим перед новым этапом в развитии политической системы: повышение качества исполнительной власти будет обеспечиваться за счет подключения механизмов политической дисциплины. Единая Россия как президентская партия и пропрезидентское супер-большинство Государственной думы будут создавать политически ответственное правительство.

Каждый должен заниматься своим делом

- Да, но насколько сами депутаты будут готовы к такой самостоятельности? Особенно на фоне уверенного большинства «Единой России»?

-Оценивая готовность депутатов к самостоятельности, следует различать профессиональную, законотворческую компетенцию и политическую автономию. Что касается качества законотворчества, то Дума смогла  заметно приблизиться по компетенции к правительству, а для депутатов-новичков сейчас предусмотрено специальное обучение. Политическая составляющая самостоятельности – вещи более сложная. Политические игроки и политические институты постепенно освобождались от влияния внешних факторов (бизнеса, силовиков, зарубежного финансирования). И это укрепляло автономию игроков в профильных областях.

К кому будут в большей степени привязаны депутаты Государственной Думы, которые освободились от влияния бизнеса, от своих коммерческих обязательств и которые защищены от иностранного влияния? К своим избирателям. Предварительное голосование укрепляет связи с избирателями, выборы по одномандатным округам укрепляют связи с избирателями, наконец, электорально ориентированные предвыборные программы политических партий, так сказать, по определению, укрепляют связи с избирателями. Происходит еще один шаг в национализации политической элиты.

Публичные политики становятся более самостоятельным отрядом российской элиты, более автономным от двух других – экономической и административной. Логика политических преобразований с 2000 года – укрепление институтов, которые Путин, грубо говоря, выращивает под собой. Он освобождает игроков от влияния внешних сил и стимулирует к обязывающим связям с профильными функциями. Игроки становятся функционально автономными друг от друга, и это укрепляет институты.

- Процессы, о которых вы говорите, уже хорошо заметны в других эшелонах элиты. Ведь по большому счёту последние перестановки и посадки в силовых ведомствах, и в губернаторском корпусе – это не только борьба с коррупцией, это ещё и попытка избавить данные структуры от сторонних функций, провести системную чистку.

- Совершенно верно. Логика политических преобразований в элитах состоит в том, чтобы каждый занимался своим делом. Силовики – обороной и безопасностью. И больше ничем. Министерство иностранных дел - реализовывало внешнеполитический курс, а не зарабатывало деньги в коммерческих предприятиях, как это было в 1990-е и в начале 2000-х. То же относится и к армии, кстати, а не только к силовым структурам и спецслужбам. Мы помним, да, что у армии было много коммерческих функций. Оружием торговали, склады распродавали. А потом эти склады горели и взрывались время от времени.

Насколько я понимаю, задача состоит в том, чтобы выстроить эти отряды элиты и эти институты как адекватные профильным функциям. Восстановить адекватную мотивацию у государственных служащих, силового и гражданского блоков. Восстановить, или, точнее, создать адекватную мотивацию у политиков. И бизнес тоже привести к адекватной мотивации: «Ребята, вы хотите деньги зарабатывать? Создавать новые продукты и предприятия? Отлично! Но тогда перестаньте использовать «теневое» влияние на публичную политику, прекратите попытки сращивания с административными элитами. Созданы легальные каналы воздействия, вот их и используйте».

При этом, переходы из одной сферы в другую приветствуются. Что не приветствуется, так это совмещение позиций. Это усиливает персоны совместителей, но размывает профильную функцию в каждой из совмещаемых областей деятельности. Если я совмещаю позиции сразу в двух сферах, непонятно, где я нахожусь, и большой вопрос, как я справляюсь в каждой из сфер.

- Кажется, что непонимание вот этой логики реформы и привело к плохим результатам практически всех оппозиционных сил.

- В логике освобождения от влияния внешних сил и укрепления связей с профильной деятельностью - включая избирателей - менялась «Единая Россия» и партийные фракции в Государственной Думе последних созывов. И что особенно интересно, именно в этом направлении в последнее время изменилась фракция ЛДПР. Там стало меньше бизнесменов, и заметно увеличился удельный вес молодежи, которая ориентирована на карьеру политика.

- Судя по всему, КПРФ двигалась в обратную сторону.

- Вы абсолютно правы. КПРФ не делает реальных шагов к обновлению, живет старым капиталом, по-прежнему двигает партийную номенклатуру, заключает ситуативные и прагматические альянсы с бизнес-интересами, не омолаживается, отказывается от праймериз и деградирует. То есть в состоянии упадка оказывается политическая партия, которая чаще всего признавалсь экспертами «настоящей» в отличие от всех остальных. В отличие  от коммунистов, «Единая Россия» и, отчасти, ЛДПР оказались в состоянии начать переход в новое качество.

Партии приземлились

- Какие промежуточные оценки мы можем дать этапу большой политической реформы от 2012 года?

- Мы наблюдаем результаты сдвоенного процесса: освобождения политических игроков от внешнего влияния и укрепления в профильной сфере деятельности: законотворчестве и представительских функциях. Государственное финансирование партий выросло просто фантастически: в период с 2003 по 2015 г. норма финансирования партий по итогам думских выборов увеличилась в 220 раз!

Основным бенефициаром стала думская четверка политических партий, а также Яблоко. Но как мы убедились на недавних выборах, разумно распорядиться госфинансированием Яблоко не смогло. Похоже, не смогли в полной мере этого сделать и коммунисты. Ну и к справедливоросам тоже вопросы остаются.

- Много говорят о провале малых внедумских партий. А ведь в реформе немало уделялось места задаче их развития.

- Провал малых внедумских партий по спискам – очевидный факт. Более того, с самого начала избирательной кампании было ясно, что в новую Думу они не попадут.

Разочарованием стало то, что и по одномандатным округам представителей малых партий показали слабые результаты.

Но при оценке внедумских партий важно соблюдать принцип соразмерности. Конечно, статус думской партии – это наивысший критерий эффективности, который может быть применен к политической партии. Естественно, малые партии меряют и этим критерием тоже. Но все-таки возможности у них гораздо меньше. Так вот, если мы учтем данное обстоятельство, то обнаружим сообщество из 25 партий, которые обладают представительством на разных уровнях в системе законодательной и представительной власти. Начиная с муниципалитетов и заканчивая Государственной Думой. Согласитесь, что 25 – это немного больше, чем 4?

- Сложно спорить.

- Обнаружение сообщества 25 партий, встроенных во власть и в представительные структуры – один из результатов недавнего исследования коллег из ИСЭПИ. Партии, которые оказались в состоянии выйти хоть на какой-то уровень в системе власти или в представительных институтах, продемонстрировали свою дееспособность. И основную часть этого «дееспособного сообщества» составляют малые внедумские партии.

С учетом данного обстоятельства мы видим, что у российской партийной системы есть конкурентная среда и значительный потенциал развития.

- И их появление, в том числе, результат вектора реформы на «приземление» всего партийного института.

- Верно. Это результат стимулов, которые были созданы большой реформой 2012-2015 гг. и которые побуждают партии  врастать в муниципальный уровень, и расти дальше, отталкиваясь от муниципального уровня. «Квалификационные требования» создают ответственные политические партии, тесно связанные не только с элитами, но и с избирателями. Важный, но пока не очень явный результат политики укоренения партий станет формирование политически ответственной элиты, ответственной не на словах, а на деле.

Учредительные выборы для обновленной политической системы

- Алексей Юрьевич, можно предположить, что «Единая Россия» априори сильнее оппозиции в контексте «реальной» политики, политики малых дел, хотя бы потому, что единороссы давно работают с населением и им есть чем гордится, чем наполнять программы. Но всё же оппозиция – и думская, и внедумская - так и не смогла навязать борьбу в контуре федеральной повестки, а ведь актуальная тематика буквально разлита в информационном поле: кризис, социальные реформы, падение уровня жизни, ЖКХ и так далее. Почему разговора об этом не было?

- Мне кажется, всё дело в политическом генезисе оппозиции. Архетипом оппозиционного политика является политик самодостаточный. Политик, для которого избиратель на самом деле – это, скажем так, прилагательное. Это то, что прилагается к нему как к самодостаточной фигуре, которая известна в средствах массовой информации, имеет надежные контакты в элитах, может собрать деньги и, наняв политехнологов, провести по-быстрому избирательную кампанию. Избиратели здесь особой роли не играют. Это модель 90-х, дожившая до нынешнего времени, но сегодня эта модель начинает топить «самодостаточных политиков». Когда они выходят непосредственно к избирателям, «на землю», и обещают решить их проблемы, людей это не убеждает, они видят в этом демагогию. Такие политики  сделали имя по федеральной повестке: на критике президента, на том, как нам в очередной раз обустроить или переобустроить Россию, и т.д. и т.п., полностью игнорируя тот факт, что по всем этим вопросам абсолютное большинство людей уже договорились. И результатом этого общественного согласия стало «путинское большинство», политический курс последних 16-ти лет и «Единая Россия» как ведущая партия.

- Но какой выход для оппозиции? У них нет практических достижений внизу, на местном уровне, чтобы предъявить их избирателю и уйти от демагогии. Дело в желании? Или опять же нужно идти на муниципальный уровень и строить карьеру с самых низов?

- Мне кажется, что у породы оппозиционных политиков, которая сформировалась в 90-е годы и дожила до нынешнего момента, выхода нет никакого. В своем большинстве они просто обречены сойти с политической сцены. Никаких других источников поддержки, кроме внешней, у них не остается. Внешняя, как известно, по закону запрещена, а внутри страны воспринимается как антигосударственная деятельность. Реальный выход для оппозиции состоит в масштабном призыве новых политиков. Здесь способов два.

Один вы уже назвали: надо начинать с муниципалитетов и играть вдолгую. И второй способ, на самом деле связанный с первым, - это праймериз. Но для этого потребуется существенное программное обновление. Необходима большая, глубокая и трудная работа, поиск себя в новой политической реальности, которая создана посткрымским консенсусом и реформой 2012-2015 гг.

Небольшое отступление. Мы воспринимаем выборы в Госдуму 2016 года просто как очередные парламентские выборы: был 6-ой созыв, а теперь будет 7-ой, да и четверка думских партий никак не изменилась.  Всё это немного заслоняет один важный момент. По своему фактическому статусу выборы Госдумы 2016 г. – это учредительные выборы для политической системы, обновленной реформой 2012-2015 гг. и посткрымским консенсусом. И до тех пор, пока оппозиция не осмыслит и не поймет свое реальное место, свои реальные функции в этой обновленной системе, она обречена проигрывать. Но, похоже, что только одна оппозиционная партия извлекла адекватные уроки.

- ЛДПР.

- Да. Владимир Жириновский не только приспособил свою риторику и программу к новой политической реальности, он и партию соответствующим образом начинает менять, подготавливая её к очень важному шагу. Давайте вспомним, что во всех партиях думской оппозиции - ЛДПР, КПРФ и «Справедливой Россией» - давно назрела необходимость обновления руководства. Но в восприятии перспектив нас часто подводит стереотип. В ЛДПР видят типичную лидерскую партию, не способную пережить ротацию руководства. Значит, она обречена развалиться. Похожая ситуация в «Справедливой России». С другой стороны, Коммунистическая партия Российской Федерации привычно воспринимается как программная партия, от которой можно ожидать большей устойчивости к ротации. Но если мы заглянем за рамки стереотипа, то обнаружим, что он уже устарел. Потому что Жириновский предпринял такие усилия по партийному и программному строительству, которые повышают шансы выдержать испытание ротации первого лица. А Зюганов таких мер не предпринял. Поэтому даже в отношении этого нового вызова ЛДПР явно опережает все остальные партии.

Что касается либеральных партий, там внутренний кризис начался 13 лет назад, после выборов 2003 года. И с тех пор мы просто наблюдаем замедленную агонию политической силы, которая называла себя российскими либералами, а на самом деле являлась российскими западниками. Ошибочно считать западничество «обычным» мировоззрением: прежде всего, это альтернативная идентичность, а потом уже все остальное. Идеология и политические позиции по конкретным проблемам производны от восприятия себя как части Запада в «этой стране». И до тех пор, пока не произойдёт национализация российскийх либералов, они не получат серьёзных шансов на политический успех.

На выборы как на праздник

- Много разговоров вызвала явка на этих выборов. На самом деле вполне адекватная явка для сентября и на фоне мировых показателей. Тем не менее, возник вопрос о реальном интересе населения к выборам. Актуальна ли в принципе задача вовлечь людей в политику?

- Начать, наверное, нужно с элементарных вещей. Выборы - центральный институт современной политической системы. Всё растёт из выборов. Речь не только о выборных органах власти, но и о тех, которые формируются путем назначений. То есть выборы – это, действительно, фундамент, в полном смысле этого слова. И если институт выборов начнет каким-то образом ослабляься, значит, постепенно начнёт слабеть и провисать всё остальное. Включая армию, у которой есть выборный главнокомандующий. Это первое.

Второе. Общемировой тренд – постепенное снижение явки на выборах, в разных странах, в разной степени выраженное, но совершенно отчетливое. Этот тренд питается различными причинами. Одна из них — снижение интереса к партиям. Но партии играют неустранимую роль на выборах. Они структурируют избирателей и  элиты. Вне партии работа парламентов невозможна: транзакционные издержки пробьют любой потолок. Так вот, что с этим делать — непонятно. Эксперты любят говорить, что появились альтернативные каналы влияния на принятие решений: прямая демократия, электронная демократия, совещательные форумы. Но внеэлекторальные инструменты хороши как вспомогательные. Проблем электоральной демократии – в центре которой институт выборов – они решить не могут.

Мы находимся в русле этого мирового тренда. Показатели явки на думских выборах 2016 года в целом по стране соответствуют европейским. Две столицы, Москва и Питер, отличаются в худшую сторону. Явка не катастрофическая, но на фоне российской и общеевропейской, это пониже, чем хотелось бы. Отчасти это объясняется тем, что оппозиция в двух крупнейших городах российских оказалась не способна к эффективной мобилизации. Все так, но, на мой взгляд, все-таки главная проблема не в этом.

Главная проблема у нас состоит в поколенческом сдвиге. Из жизни постепенно уходят советские поколения, которые были наиболее дисциплинированными в смысле участия в выборах. А молодёжь, как правило, выборами не интересуется. Или интерес низкий, неустойчивый и специфический (по принципу «прикольно – не прикольно»). И таким образом, в зоне риска оказывается ключевой институт политической системы. Возникает вопрос: что с этим делать? Один из возможных ответов, и он недавно был озвучен Эллой Панфиловой, это введение обязательной явки. Такой институт существует в некоторых странах. Но не думаю, что это путь, по которому мы можем идти. Обязательное участие в выборах – одно из искушений политиков, сравнимое с отказом от диалога при злоупотреблении доминированием. Известно, что многие страны, которые экспериментировали с обязательным голосованием, со временем от него отказывались или оно превращалось в «спящую норму», которая на бумаге есть, но практически не применяется.

Как мне кажется, наш путь — это восстановление советского отношения к участию в выборах как к гражданскому, патриотическому долгу. Это должен быть светский ритуал. Праздничный. Выходя на выборы, гражданин демонстрирует своё уважение к государству, в котором он живёт, и уважение к самому себе. Современное российское государство гарантирует гражданам право быть политически разными, возможность голосовать за разных кандидатов, за разные партии. Оно также гарантирует сохранение конкурентной ситуации, прозрачные и честные выборы. В таких условиях прийти и проголосовать на федеральных выборахраз в пять или шесть лет, это не очень большой труд. На самом деле, это просто признак гражданской зрелости. Вот в этом направлении мы должны двигаться.

Нужно укреплять институт выборов с использованием советского культурного и институционального наследия. Но применять его уже в новой ситуации. Конкурентной, многопартийной и прозрачной. Речь идёт лишь о повышении общественного престижа выборов как общегосударственного института. Делать это нужно и за счёт возвращения выборам торжественности и элементов праздника. А также нужно действовать по самым различным каналам, начиная со школы. Через все институты социализации это надо провести. Это долгая работа, работа с отложенными эффектами, но именно этот путь даст нам необходимые гражданские качества и необходимую степень устойчивости основополагающего политического института. Механическим способом, по-быстрому, при помощи предписаний и запретов институт выборов укрепить не получится. А нам нужна сильная и способная к развитию политическая система.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

294

Похожие новости
03 декабря 2016, 23:24
04 декабря 2016, 06:39
03 декабря 2016, 19:39
03 декабря 2016, 15:54
04 декабря 2016, 06:39
04 декабря 2016, 10:39

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
27 ноября 2016, 19:00
29 ноября 2016, 21:09
29 ноября 2016, 21:40
27 ноября 2016, 22:42
29 ноября 2016, 21:09
02 декабря 2016, 21:09
28 ноября 2016, 03:45