Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Свобода сирийского офицера в обмен на жену террориста

Террористы за пять лет сирийского кризиса похитили тысячи мирных граждан, в плену различных радикальных группировок находятся и военнослужащие. Сирийская армия и службы безопасности через посредников ведут переговоры с главарями вооруженных группировок с целью освобождения мирных граждан и солдат в обмен на отбывающих срок террористов.

Корреспондент РИА Новости при содействии службы внутренней безопасности встретился в Алеппо с сирийским лейтенантом Хассаном, который за год плена был десятки раз приговорен к смертной казни, а в конце сентября получилось вызволить его из плена боевиков в обмен на освобождение из государственной тюрьмы жены одного из главарей радикальной группировки.

Добрая встреча

Город Идлиб на северо-западе Сирии, как и вся одноименная провинция, в июле 2015 года перешел под контроль запрещенной в РФ и ряде других стран террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» и союзным им радикальным бандформированиям. Последним оплотом сирийской армии в Идлибе оставалась территория школы на окраине, где в те дни служил лейтенант Хассан.
Армейская машина приехала вечером. Полковник службы внутренней безопасности Алеппо любезно отправил за русским корреспондентом водителя. По городу в темное время суток блуждать в поисках нужного адреса дело неприятное и опасное.

Прокатившись около 20 минут по лабиринтам крупнейшего города в Сирии подъезжаем к блокпосту у невзрачного здания. Полковник и лейтенант встречают с улыбкой.

«Я знал, что мы вновь встретимся. Прошлый раз беседа была не самой приятной, сегодняшний повод мне больше по душе. Я рад, что лейтенант Хассан вернулся живым из плена. Давайте поговорим у меня в кабинете. Там комфортно, и я вас обязательно угощу», — говорит, пожимая руку, полковник, который явно в хорошем настроении.

Последний раз встречались с полковником несколько недель назад, когда он допрашивал двух боевиков из восточного Алеппо, которые приняли решение вернуться к мирной жизни и сдаться властям. Тогда офицер был менее улыбчив, да и в комнате допроса не было таких комфортных кресел и дивана, как в кабинете местного начальника.

Беседа без чая завязывается вяло. Все в лучших восточных традициях — обязательные вопросы о том, нравится ли Алеппо, сильно ли холодно в России, нужна ли какая-либо помощь.

Принесли маленькие чашечки с крепким и сладким напитком. Полковник раздает гостям по чашке с блюдцем.

Застали врасплох

«Это произошло за пару дней до того, как Идлиб полностью пал. Наш отряд стоял в жилом квартале на окраине совсем рядом с больницей, там же находились и несколько отрядов ополчения. Атака началась внезапно и мощно, мы отбивались, как могли, начали нести потери. В какой-то момент снаряд упал рядом со мной, я потерял сознание», — выпив чаю, начал рассказ лейтенант.

Лейтенант сам из суннитской конфессии и родом из деревни в провинции Идлиб. Война застала офицера, когда он служил на Голанских высотах близ израильской границы, около двух лет назад был переброшен вместе со своим подразделением в Идлиб, где ожесточенные бои не прекращались на протяжении долгих месяцев.

Отряды местных группировок вливались в «Джебхат ан-Нусра», человеческий ресурс непрерывно пополнялся боевиками из Турции. На тот момент сирийско-турецкая граница уже контролировалась радикалами.

«Привел в чувство меня раненый товарищ. Противник подошел совсем близко. Мы собрали последние силы и укрылись в одном из домов, там еще оставались мирные жители. Ополчение отступило ко второй линии обороны. Хозяин одной из квартир согласился нас спрятать. У меня все, как в тумане, я лег под кровать. Закрылся старыми тряпками, товарищ успел прыгнуть в шкаф», — продолжает Хассан.

Больше всего лейтенант переживал, что хозяин дома может выдать их, испугавшись расправы. А если найдут, то всех расстреляют на месте. Поэтому отсиживаться военные долго не стали. Старик в квартире стоял бледный от страха. Солдаты лишь попросили одежды, чтобы переодеться, и ушли из квартиры, чтобы не подвергать опасности семью, приютившую их ненадолго.

«Надо было прорваться к своим на вторую линию обороны, уже совсем близко мы слышали крики террористов. Прыгнули на задний двор — там все тихо. Увидели людей в камуфляже и рядом джип с эмблемой одного из отрядов ополчения. Люди стояли в напряжении, оружие направлено, как при круговой обороне, мы — к ним, а оказалось, это боевики, а в машине — убитый ополченец за рулем. Я понял, что вот и все», — ударяет ладонью о стол лейтенант и качает головой.

Во время штурма, по словам сирийских военных, боевики принимают решение на месте, кого пленить, а кого расстрелять. Товарищу Хассана выпала участь быть расстрелянным на месте вместе с несколькими ополченцами и мирными гражданами, которых обвинили в пособничестве армии. По воспоминаниям собеседника, приговор зачитывал боевик с египетским наречием.

Выбор невелик

«Меня, не знаю почему, решили оставить в живых. Связали и вывезли в сторону турецкой границе. Не знаю, где я находился. В какой-то момент боевики накинули мешок на голову, бросили, как животного, в кузов пикапа и всю дорогу избивали ногами», — вспоминает Хассан.

Лейтенанта уже в импровизированном плену привели в чувство. И стали допрашивать. Узнав, что он суннит и родом из Идлиба, несколько раз предлагали перейти на их сторону, но, услышав отказ, объявили его предателем и стали избивать, вновь грозя казнью.

Очнулся лейтенант после допроса в маленькой темной комнате, где не было ничего. Там он провел десять дней, не видя белого света. Никто его больше не бил и не допрашивал, лишь иногда открывали дверь и кидали что-то из еды.

«На десятый день я услышал голос — это был тот самый египтянин, что зачитывал приговор. Он сообщил мне, что меня никто не ищет и моему командованию на меня плевать. Поэтому выбор невелик-либо я принимаю их сторону, либо через несколько часов расстрел», — со страхом в глазах говорит он.

Полковник кладет руку ему на плечо, а другой подливает чай.

Сирийская рулетка

Спустя какое-то время иностранец вывел лейтенанта в коридор. Помещение напоминало начальную школу. Боевик-вербовщик начал спокойно рассказывать Хассану о «Джихаде», религии и о законах Шариата.
«Они постоянно давили на то, что я суннит и поэтому армии я не нужен. Мне не надо говорить о моей религии и нашем руководстве. Я молюсь, соблюдаю пост и живу по исламу. То, что они делают, — это не ислам, а терроризм. Поэтому я сказал, что слушать его не буду, и меня вновь бросили в темную комнату. И я стал ждать расстрела», — дрожащими губами продолжил офицер.

Через несколько часов Хассана вывели на спортивную площадку, там на коленях с завязанными глазами уже стояли двое молодых парней. Лейтенанта посадили рядом и тоже завязали глаза. Минуты тишины, и боевики пустили несколько автоматных очередей.

«В этот момент я уже думал, что мертв, но потом услышал громкий смех, и с меня сорвали повязку, между мной и еще одним пленным лежало тело молодого парня. Дрожь парализовала все мое тело. Такие выборочные казни продолжались месяца четыре, иногда несколько дней подряд, иногда через день-два. Каждый раз убивали одного человека, а остальных уводили обратно. В какой-то момент я стал относиться к этому совершенно спокойно, без истерик и страха. Поймал себя на мысли, что лучше умереть», — посмотрев на полковника, договорил младший офицер.

Полковник рассказал, что он слышал подобные истории от многих. По его информации боевики специально ломают психику пленных, чтобы потом выживших казнить, снимая на камеру. «Вы обратили внимание, насколько спокойны лица пленных в оранжевых рубашках перед казнью? Разве простой человек был бы спокоен, понимая, что сейчас он умрет?» — со знанием дела подытоживает полковник.

Рабство в Алеппо

Через четыре месяца Хассана и еще нескольких пленных перевезли в район близ Алеппо, где шли ожесточенные бои. Террористы заставляли пленных строить оборонительные сооружения и рыть траншеи практически на линии фронта. Боевики таким образом прятались от снайперского огня. Работали пленные солдаты в светлое время суток, ночью их увозили в тыл. И так каждый день.
Алеппо последние месяцы стал главной ареной боевых действий и политических переговоров всего мира. Более 15 радикальных группировок встали под знамена «Джебхат ан-Нусра», чтобы прорвать окружение восточных кварталов города, где заблокированы их подельники. Все подкрепление и боеприпасы радикалы перебрасывают из Турции через Идлиб. С Идлиба же террористы пытаются наступать на соседнюю провинцию Хама.

В то же время в рамках государственной программы народного примирения боевикам, захотевшим вернуться к мирной жизни, дают возможность уйти с личным стрелковым оружием в Идлиб. Таким образом, в Идлиб были переброшены сотни боевиков из пригорода Дамаска и Хомса. Главари вооруженных группировок воспринимают прибывших как резервы и направляют их в Алеппо и Хаму на фронт.

Офицер в обмен на жену террориста

«Мы узнали от наших источников, что несколько военнослужащих находятся в плену в одной из деревень. Нашли посредников и начали вести переговоры об обмене», — пояснят полковник.

Владелец уютного кабинета рассказал, что поиском и освобождением пленных занимаются множество служб. Основная задача — обменивать пленных по списку и чтобы в списке были как алавиты и христиане, так и сунниты. Многие официальные представители власти, общественных организаций и обычные граждане постоянно повторяют, что в Сирии межконфессиональная рознь навязана искусственно. До начала кризиса в Сирии было постыдным спрашивать человека, какого он вероисповедания, так как это не имело никакого значения.

«Мы узнали, что наш боец в плену у „Нуреддин аз-Зинки“ и в районе, куда должно было развиваться наступление. При отступлении террористы расстреливают пленных, особенно военных. По этому времени оставалось мало, и надо было искать быстрое решение», — продолжает полковник.

Решение пришло само, посредник сообщил офицерам общей безопасности, что главарь, отвечающий за район, где находятся пленные, готов отпустить двух офицеров в обмен на жену.

«Просьба непростая. Женщина, которую требовали отпустить, сидела на тот момент в тюрьме около трех лет за терроризм. Но мы решили, что времени вести долгие переговоры у нас нет, и согласились. Заключенная была вывезена в Идлиб, а двое наших офицеров, включая Хассана, живы и дома», — вновь хлопая по плечу лейтенанта, говорит улыбчивый полковник.

Хассану предстоит долгое лечение и реабилитация. Но офицер настроен вернуться в ряды армии.

Он хочет продолжить воевать не только ради освобождения Сирии от террористов, но и ради чистоты своей веры, которая исповедует мир, а не войну.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

906

Похожие новости
07 декабря 2016, 14:09
07 декабря 2016, 17:09
07 декабря 2016, 17:24
07 декабря 2016, 17:24
07 декабря 2016, 17:24
07 декабря 2016, 17:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
02 декабря 2016, 12:40
01 декабря 2016, 18:54
04 декабря 2016, 21:28
02 декабря 2016, 09:08
05 декабря 2016, 03:09
02 декабря 2016, 16:39
04 декабря 2016, 09:40