Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

«Смертность от рака снизилась на 30%»: глава ведущего онкоцентра Минздрава — в интервью RT

Смертность от рака в главном учреждении Минздрава России по борьбе с онкологией — Национальном медицинском исследовательском радиологическом центре (ФГБУ «НМИРЦ») — снизилась на 30%. Об этом в интервью RT сообщил генеральный директор учреждения, академик РАН Андрей Каприн. Он оценил перспективы первого строящегося в стране ядерного центра, рассказал о разработанных методах лечения рака и о новых способах реабилитации. НМИРЦ сегодня объединяет три ведущие онкологические медорганизации страны.
 
Андрей Каприн проводит операцию © Пресс-служба ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России
 

Как изменилась ситуация с заболеваемостью раком в России?

— Заболеваемость раком в нашей стране растёт, как и во всём мире. По данным Всемирной организации здравоохранения, человечество стоит на пороге эпидемии рака. Ежегодно почти у полумиллиона  россиян обнаруживают это заболевание.

— С чем это может быть связано?

Есть ряд причин, в том числе экологических, но на первом месте — старение населения. Рак — заболевание пожилых, хотя и у молодых оно встречается, но гораздо, в разы реже.

— Увеличилась ли смертность?

— Что касается этого показателя, который пугает всех и настораживает нас, врачей, в нашем центре в прошлом году она снизилась почти на 30%. Хотя мы берём на лечение самых тяжёлых больных со всей страны.

Это значит, что новые препараты и методики борьбы с раком, которыми мы сейчас оснащены по программе модернизации и развития новых направлений в медицине, дают свои результаты.

— Могли бы рассказать, какие конкретно технологии или способы лечения позволили снизить смертность в вашем центре на 30%? За счёт чего произошло снижение?

— Это достигнуто за счёт совокупных усилий коллективов трёх крупнейших онкологических институтов нашего центра (три года назад в ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России вошли МНИОИ им. П.А. Герцена, МРНЦ им. А.Ф. Цыба и НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина. — RT). Благодаря развивающимся методам и способам  лечения, инновационным подходам, высокому качеству и своевременности оказания помощи, достаточности лекарственного обеспечения и другого. Мы являемся головным центром по лечению онкологии в стране, задача которого — не только выполнять, например, все принятые в мире стандарты лечения, но и разрабатывать новые протоколы, собственные подходы и технологии.

— Не секрет, что многие наши звёзды, богатые люди и чиновники ездят лечиться на Запад, избегая лечения в России...

— Медицинский туризм — это отдельная история с большим количеством причин и следствий. Какое-то время — в основном в 1990-е годы — мы действительно значительно отставали от западных онкоцентров, особенно в оснащении и комплексном обслуживании пациентов, в качестве ухода за ними. К тому же после долгих лет запретов (до 1991 года выезд за границу был ограничен. — RT) у наших соотечественников появилась возможность лечиться за рубежом, жить за рубежом, путешествовать — это были новые возможности и некие атрибуты престижа.

Сегодня мы применяем те же стандарты в лечении, что и наши коллеги во всём мире, получаем достаточно нового оборудования и лекарств. У нас очень хорошие специалисты, ничуть не уступающие в умении и знаниях. Но, как говорится, нет пророка в своём отечестве — привычка оглядываться во всём на «продвинутый» Запад ещё осталась.

Кроме того, у зарубежных клиник хорошо работает целая отрасль по поиску и привлечению пациентов с использованием возможностей интернета и других современных информационных технологий, подкреплённая солидными рекламными бюджетами. Это огромный штат специально обученных людей, которые отслеживают звонки потенциальных пациентов, их активность в интернете.

При этом нужно понимать, что на Западе все клиники, лечащие онкологию, — коммерческие, но за иностранных пациентов перед своими страховыми компаниями они не отвечают. Важно отметить, что вести после операции таких больных всё равно приходится врачам на родине.

Можно добавить, что в последнее время мы наблюдаем обратную картину — к нам зачастили гости из-за рубежа, которые хотят лечиться у нас. В основном это связано с тем, что после падения рубля такие операции в России стали гораздо выгоднее для пациента, чем на Западе. А в качестве работы наших специалистов сомнений нет.

  • © Пресс-служба ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

— Вы сказали, что задача центра — в том числе разрабатывать собственные методы и технологии в лечении рака. Созданы ли новые методы исследования онкологии? Как это помогает в лечении рака?

— Наверное, одним из самых многообещающих направлений в области лечения рака является ядерная медицина. Мы строим первый медицинский центр такого типа в Обнинске.

Очень перспективные работы ведутся нашими учёными по анализу жизни раковых клеток. Не так давно учёные-онкологи пришли к выводу, что даже в одной опухоли могут развиваться сразу несколько видов рака. Лечение каждого больного становится все более индивидуализированным. Для разработки новых препаратов и методов уже недостаточно испытаний на организмах животных. Поэтому был создан метод математического моделирования процессов в организме человека, поражённого онкологическим заболеванием, так называемый человек на чипе. У нас очень большие ожидания в этой области.

— Вы упомянули про ядерный центр в Обнинске. Недавно там начал работать протонный ускоритель для лечения раковых больных. Есть ли у него аналоги в мире? Какие виды онкологии лечат с его помощью?

— По ядерной медицине мы ещё в начале пути. Для сравнения: в Японии таких центров 15, у нас эта программа только начинает реализовываться. Но сам протонный ускоритель в нашем центре — разработка уникальная и потому, что эта модель значительно превосходит зарубежные аналоги, и потому, что впервые ускоритель смонтирован в медицинском учреждении исключительно для лечения больных. С помощью ускорителя происходит очень точное попадание радиационным пучком в опухоль. Сегодня нашими специалистами созданы программы облучения больных с опухолями головы, глаза — жизненно важных органов, которые требуют исключительной точности такого лечения.

На комплексе протонной терапии ежедневно проводится пять-семь сеансов лечения. В ближайшем будущем комплекс начнут применять на других локализациях, планируется также лечить на нём детей.

  • Отечественный комплекс протонной терапии «ПРОМЕТЕУС»
  • © Пресс-служба ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

— А какова стоимость аппарата?

— Около $15 млн — ниже, чем стоимость комплексов других мировых производителей.

— Разработаны ли методы, препятствующие распространению болезни в организме?

— Для борьбы с одним из самых агрессивных видов рака — меланомы кожи — в Московском научно-исследовательском онкологическом институте имени П.А. Герцена активно применяют метод поиска так называемого сторожевого лимфоузла. Суть его в том, чтобы обнаружить пути, по которым распространяются метастазы меланомы, и вовремя его блокировать. Такие операции очень мало где делают.

В последние два года активно используется такой метод лечения онкологических заболеваний, как брахитерапия (ввод источника облучения внутрь поражённого участка или органа. — RT) с использованием отечественных радиофармпрепаратов. Они делаются по нашему заказу в научно-исследовательских институтах Росатома. Благодаря этому удалось увеличить количество пролеченных больных и заметно снизить расходы на подобные операции.

Не менее перспективный способ борьбы с раком, которым сейчас занимаются наши специалисты, — таргетная терапия. Это прицельная доставка необходимого лекарства для уничтожения раковой клетки. Мы уже достигли определённых  результатов на этом пути и нашли оригинальные и более эффективные молекулы, которые позволяют это делать.

  • Работа комплекса протонной терапии "ПРОМЕТЕУС"
  • © Пресс-служба ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

— Что за последнее время удалось создать в области оценки эффективности лечения?

— Очень важные результаты получены в области генетики и молекулярной биологии. Наши учёные научились считать количество раковых клеток в крови во время лечения пациента, чем очень сильно помогают врачам оценить эффективность выбранного способа лечения.

—  Как меняется ситуация по лечению рака в регионах?

— Благодаря программе модернизации, которую последовательно осуществляет Министерство здравоохранения, особенно в последние два-три года, в областных онкоцентрах и диспансерах сильно изменились техническая оснащённость и качество медицинских услуг. Мы это видим во время поездок по регионам и чувствуем по тому потоку больных, которых к нам направляют местные онкологи. Раньше к нам приезжали с любыми проблемами по онкологии, лишь бы только в Москву! Сейчас в основном это только сложные, тяжёлые случаи, где нужны специфические возможности, которыми обладает научный центр. То есть на местах уже справляются с большинством операций, которые ранее делали мы.

— По вашему мнению, возможно ли реализовать идею о создании вакцины от рака?

— Универсальную вакцину от рака, которая бы работала при всех видах опухолей, создать, к сожалению, нельзя. Потому, что разные виды злокачественных новообразований отличаются по своему строению и по белкам, которые входят в их состав и являются мишенями для вакцины. Но для отдельных опухолей вакцины разрабатываются и в ряде случаев уже применяются в клинических исследованиях и на практике.

Это вакцины против меланомы, рака почки, предстательной железы, опухолей мозга и другие. Другое направление — это создание вакцин для профилактики развития рака. Так, доказано, что вакцина против вируса папилломы человека достоверно снижает риск развития рака шейки матки у женщин.

— В каких случаях рак удаётся лечить наиболее успешно?

Нам известно, что обнаружение опухоли на первой и второй стадиях по большинству видов заболевания лечится с очень большой степенью эффективности — до 95% и выше.

Весь вопрос в том, чтобы сделать это вовремя. Поэтому количество установленных заболеваний, пусть даже и с ростом, не должно нас пугать.

В большей степени для нас важно, сколько времени человек может жить после операции, после лечения. Наша задача — если опухоль нельзя излечить полностью — перевести её в категорию хронических, с которыми люди могут жить, как с гипертонией или диабетом.

  • Андрей Каприн
  • © Пресс-служба ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России

— После некоторых операций, например, при хирургическом лечении рака глотки, гортани, верхней части пищевода третьей-четвёртой стадии удаляется значительная часть этих органов, поэтому человек лишается возможности нормально есть, разговаривать, дышать. Как-то изменилась система реабилитации таких пациентов? 

— В отделении микрохирургии головы и шеи МНИОИ им. П.А. Герцена, в единственном онкоучреждении в России, освоен метод по использованию частей желудочно-кишечного тракта для восстановления глотки и верхних отделов пищеварительного тракта, для чего выполняется микрохирургическая аутотрансплантация фрагментов либо толстой кишки, либо желудка, либо тонкой кишки. Это позволяет восстановить пациенту глотку и пищевод и снова нормально питаться через рот.

Но оставалась проблема удалённой гортани — такой человек не может разговаривать. Для её решения в институте разработали методику транспищеводного шунтирования с установкой голосового протеза.

Обычно эту методику используют для восстановления одной гортани, а здесь идёт сочетание с хирургической реконструкцией верхней части пищеварительного тракта.

Такого опыта в России ни у кого, кроме института Герцена, нет. Уникальность его в том, что устанавливается такой же протез, как при удалении гортани, но голосообразование происходит с помощью пересаженного фрагмента толстой кишки. Эта методика позволяет восстановить нормальные функции и питания, и речи. И эти пациенты даже поют в хоре!

Для освоения этих функций, конечно, пациенту необходимо много заниматься, поэтому в институте организована школа для таких больных, где уроки ведут специализированные логопеды, психологи и хирурги. Раз в полтора-два месяца их собирают, анализируют, как выполняется «домашнее задание», обучают новым приёмам, методикам по пользованию приспособлениями, которые разрабатываются для этих больных.

Всего таких уникальных операций на сегодня выполнено более ста, и это самый большой опыт и в Европе.

— Как центр передаёт свой опыт другим онкологическим лечебным учреждениям нашей страны?

— Одна из наших главных функций как головного центра по лечению онкологии — чтобы у нас учились, чтобы наши разработки, технологии становились достоянием всей онкомедицины, чтобы лечение рака было эффективным во всей стране. Мы ведём канцерегистр — собираем и анализируем данные со всех онкологических учреждений России. Кстати, наши зарубежные коллеги практически никогда не публикуют статистику ни по заболеваемости, ни тем более — по смертности. Это же невыгодно с точки зрения рекламы, но крайне нужно и ценно для самой медицины и понимания того, как нужно отстраивать в целом систему онкологической помощи в государстве.

Наши ведущие специалисты регулярно проводят семинары, лекции, конференции и мастер-классы в регионах, где оперируют самые сложные случаи, показывают новейшие разработки по лечению разных видов злокачественных заболеваний. И мы принимаем к себе в аспирантуру, на различные стажировки онкологов со всей страны и зарубежных молодых врачей — мы открыты для обмена знаниями.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

228

Похожие новости
28 апреля 2017, 11:54
28 апреля 2017, 19:24
28 апреля 2017, 11:54
28 апреля 2017, 23:09
28 апреля 2017, 19:24
28 апреля 2017, 15:39

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
22 апреля 2017, 18:39
24 апреля 2017, 15:39
24 апреля 2017, 07:09
22 апреля 2017, 17:09
23 апреля 2017, 02:09
28 апреля 2017, 08:39
26 апреля 2017, 07:54