Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Пропажа Сталина. Полная версия

Великая Отечественная давно закончилась, а битвы за память о ней не утихают.

Например, известный в либеральных кругах журнал «Дилетант», № 7 за июль 2016 года, целиком посвящён трагедии первых месяцев войны. Публикуемые в нём версии событий настолько идут вразрез с национальной памятью нашего народа, настолько противоречат доказанным фактам, что автор «Руснекст», кандидат экономических наук Д. А. Преображенский был вынужден ответить «дилетантам» целым циклом своих полемических материалов.

Первый вопрос, на который ищет ответ наш автор, касается загадочного исчезновения Сталина в июне сорок первого.

Июльский «Дилетант» начинается большим интервью с научным руководителем Государственного архива РФ Сергеем Мироненко.

Вот две цитаты, привлекшие моё внимание:

«Я где-то прочитал, что Сталин, мол, не поддался панике. Полная ерунда! Когда 28 июня немцы взяли Минск, Сталин исчез из Кремля. Он пропал на два дня. В жестоко централизованной стране, где всё сходилось на вожде!»… «У него была жуткая депрессия. Не паника, а депрессия! Он не понимал, что происходит».

Слова, звучащие из уст хранителя государственных архивов, воспринимаются как истина в последней инстанции. Ещё бы — их произносит человек, имеющий доступ в святая святых засекреченной информации.

Вот только найти ссылки на источники этой таинственной информации, как положено в научных журналах, в «Дилетанте» невозможно. И Мироненко таких ссылок не приводит. Пришлось засесть за архивы самому.

Так, давным-давно обнародованы подробные, ежедневные записи дежурных секретарей в приёмной И. В. Сталина, скрупулёзно фиксировавших время работы вождя и всех его посетителей. Их можно найти, например, в книге «На приеме у Сталина. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И. В. Сталиным (1924—1953 гг.). Справочник/ Научный редактор А. А. Чернобаев. — М.: Новый хронограф, 2008». На страницах 340–341 этого капитального издания находятся сведения о работе приёмной 28 июня 1941 года.

В этот день приём посетителей в кремлёвском кабинете Сталина начался в 19.35 28 июня (Молотов, Маленков, Будённый, Меркулов), закончился в 0.50 29 июня, когда вышли Микоян и Берия. Так что если уж

генсек и «пропадал» из кабинета, да ещё на два дня, то вовсе не 28 июня 1941 года!

Что же происходило дальше?

В мемуарах А. И. Микояна «Так было», в тридцать первой главе говорится о совещании в Кремле вечером 29 июня. Оно не зафиксировано в журнале посещений. Тут либо А. И. Микоян перепутал даты, перенеся вечернее совещание, состоявшееся 28 июня, на день позже, либо указанная встреча состоялась не в кремлёвском кабинете Сталина И.В. и потому не попала в журнал записей.

Представим, что первый предложенный нами вариант верен и Микоян просто напутал. Читаем в его воспоминаниях: «29 июня (по нашему предположению 28-го) вечером у Сталина в Кремле собрались Молотов, Маленков, я и Берия. Подробных данных о положении в Белоруссии ещё не поступило. Известно было только, что связи с войсками Белорусского фронта нет. Сталин позвонил в Наркомат обороны Тимошенко, но тот ничего путного о положении на западном направлении сказать не мог. Встревоженный таким ходом дела, Сталин предложил всем нам поехать в Наркомат обороны и на месте разобраться с обстановкой».

Здесь прервёмся. С журналом посещений многое сходится. Согласно записям секретарей, последними от Сталина действительно вышли Молотов, Берия и Микоян (в 0.50 ночи 29 июня). Только вот Маленков покинул кабинет раньше (в 23.10 28 июня), а кроме него заходил ещё и Меркулов (ушедший в 0.15 29 июня). Значит, в воспоминаниях Микоян описывает то самое злополучное 28-е число, когда Сталин должен был «исчезнуть» на два дня?

Однако сходится не всё. Армейские руководители Тимошенко и Жуков были на совещании у Сталина буквально за час до описанной встречи (зашли в 21.30, вышли в 23.10, кстати, вместе с Маленковым). Не могла же за час-полтора обстановка так измениться, что Сталин бросился звонить Тимошенко?

Читаем в мемуарах А. И. Микояна дальше: «В Наркомате были Тимошенко, Жуков, Ватутин. Жуков докладывал, что связь потеряна, сказал, что послали людей, но сколько времени потребуется для установления связи — никто не знает. Около получаса говорили довольно спокойно. Потом Сталин взорвался: «Что за Генеральный штаб? Что за начальник штаба, который в первый же день войны растерялся, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует?»

Обратим внимание на то, что Верховный главнокомандующий здесь явно не находится ещё в прострации или депрессии.

Похоже, что Микоян всё-таки не ошибся с датой (совещание проходило 29 июня), но не уточнил место его проведения.

Сразу после слов об этом совещании, А. И. Микоян пишет «Через день-два, около четырёх часов, у меня в кабинете был Вознесенский. Вдруг звонят от Молотова, просят зайти к нему… Молотов говорит, что в последние два дня Сталин в такой прострации, что ничем не интересуется,

не проявляет никакой инициативы, находится в плохом состоянии… Приехали на дачу к Сталину. Вид у него был настороженный, какой-то странный…». Видимо, именно отсюда С. Мироненко черпал информацию о депрессии и «пропаже» И. В. Сталина.

Стоп-стоп! Из документов известно, что 30 июня было принято решение об образовании Государственного комитета обороны во главе с Иосифом Виссарионовичем. Заочно такие решения обсуждаться и приниматься не могли.

И если описанное Микояном совещание действительно состоялось вечером 29 июня, а ругался И. В. Сталин с Г. К. Жуковым сразу после совещания, накануне рассвета 30 июня, то до того, как начали обсуждать проект решения о создании ГКО, прошло всего несколько часов! Куда же мог пропасть за это время лидер государства? Разве что забыться недолгим сном.

Допустим, что А. И. Микоян всё-таки перепутал дату, и последний раз до «исчезновения» видел Сталина в ночь с 28 на 29 июня. Эта версия выглядит странновато, так как Сталин успел и поволноваться об отсутствии сведений, и перезвонить Тимошенко в те полтора часа, которые прошли сразу после ухода последнего, вместе с Жуковым, из сталинского кабинета. Не уверен, что за это время Тимошенко даже успел доехать до Наркомата. Но допустим, что это было именно так. Тогда на «исчезновение» Сталина остаётся чуть больше суток: с раннего утра 29 июня, когда он отругал Г. К. Жукова и до начала вечера 30 июля, когда уже обсуждал с соратниками текст постановления о создании ГКО.

А теперь сопоставим версию Микояна с мемуарами Г. К. Жукова («Воспоминания и размышления», издание 2002 года). На стр. 287–290 Георгий Константинович пишет: «29 июня И. В. Сталин дважды приезжал в Наркомат обороны, в Ставку Главного Командования, и оба раза крайне резко реагировал на сложившуюся обстановку на западном стратегическом направлении» … «30 июня мне в Генштаб позвонил И. В. Сталин и приказал вызвать командующего Западным фронтом генерала армии Д. Г. Павлова».

Всё вышеизложенное (прошу прощения, если утомил читателя!) говорит о том, что у И. В. Сталина просто не было возможности пропасть на два дня, о чём так красочно рассказал С. Мироненко. Даже на полдня он из фокуса ближайших соратников не исчезает, интереса к происходящему не теряет,- напротив, резко реагирует на сложившуюся обстановку.

А уже 1 июля в 16.40 бесстрастный журнал записей вновь фиксирует приём Молотова, затем до 1 ч. 30 минут утра 2 июля 1941 года Сталин принимает ещё группу лиц, включая Берию, Микояна, Вознесенского и т. д.

Где же тут остаётся время на двухдневное исчезновение? Похоже, «пропажа Сталина» — это просто выдумка, понравившаяся его политическим противникам и с их легкой руки пошедшая гулять по средствам массовой информации.

Безусловно, стремительное наступление гитлеровских войск должно было обескуражить И. В. Сталина. Не исключено, что от переутомления

первых дней войны у него могли быть нервные срывы. Однако следует отметить, что Сталин не сбросил с себя бремя управления страной, как премьер-министр Франции Поль Рейно; не бежал за рубеж, как президент Польши Игнаций Мосцицкий. Можно по-разному относиться к неоднозначной фигуре Верховного главнокомандующего, но твёрдость и мужество, проявленные им в годы войны, заслуживают уважения.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

1602

Похожие новости
05 декабря 2016, 08:54
05 декабря 2016, 01:54
04 декабря 2016, 22:09
04 декабря 2016, 21:54
05 декабря 2016, 12:54
04 декабря 2016, 22:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
01 декабря 2016, 14:24
29 ноября 2016, 21:54
02 декабря 2016, 21:09
01 декабря 2016, 15:09
30 ноября 2016, 09:39
04 декабря 2016, 21:28
30 ноября 2016, 05:09