Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Педофил должен сидеть в тюрьме: беседа с помощником уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ

Накануне 1 сентября в этом году выяснилось, что в одной элитной московской школе номер 57 много лет работал учитель-педофил, о котором «все знали» и «все молчали». И пока одни люби с хорошими лицам спорят с другими людьми с хорошими лицами, можно ли учителю меть интимную связь со школьницами если все это — «выдающиеся люди» и «по любви», другие люди продолжат утверждать, что «ничего не было» (им вторит и администрация школы — «доказательств нет») и дети все врут и сами все выдумали, третьи укоряют обличивших в том, что они вынесли сор из избы и что надо было молчать — «хорошо же все было».

Пока скандал продолжает обрастать новыми подробностями, мы решили поговорить о произошедшем — о том, насколько это типично, почему дети молчат столько лет, кто виноват и что делать — с директором мониторингового центра по выявлению опасного и запрещенного законодательством контента, лидер движения «Сдай педофила», помощника уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ Анной Левченко:

То, что произошло в 57 школе — насколько вообще распространены такие истории? Как часто встречаются в вашей практике?

Такие истории встречаются постоянно. 57-ю отличает то, что дети много лет молчали, а администрация покрывала педофила. Но ровно то же самое зачастую случается в любой другой обычной школе и в Москве, и в глубинке.

Почему-то администрация и директора школ считают, что таким образом они спасут репутацию свою и учебного заведения. От осознания того, что работают рядом с педофилами, им до тошноты плохо, но они все равно не готовы до конца в это поверить и вообще не готовы представить себе, что это все на самом деле. Проще закрыть глаза и по-тихому уволить педофила.

Тут важно то, что это не какая-то экстраординарная, а к сожалению наоборот, крайне типичная ситуация.

Например, на прошлой неделе к нам на горячую линию обратилась девушка из Санкт-Петербурга и представилась руководителем туристического клуба для детей. Она сообщила, что некоторое время назад к ней обратились несколько участниц турклуба 12–15 лет и рассказали, что около полугода назад им в личные сообщения некий педофил начал рассылать всякие непотребства, сексуально домогался и присылал фотографии, на которых видно, как взрослый мужчина насилует шестилетнюю девочку. Он пояснил, что это его племянница, и хвастался этими фото. Девочки были шокированы и никому ничего не сказали. Спустя полгода они решили рассказать руководителю турклуба. Родителям ничего не сказали. Руководитель турклуба немного подумала и написала нам.

Что меня поразило, так это то, что первые два дня она наотрез отказывалась рассказать обо всем родителям девчонок, под предлогом того, что дети «доверяют только ей» и это их травмирует. Я спросила, а что она думает по поводу того, что никто не знает, что сейчас с той шестилетней девочкой на фото. Возможно она до сих пор находится в сексуальном рабстве, а все это замалчивается. С большим трудом нам удалось перебороть ее страхи и уговорить обратиться в следственный комитет. Вот только вчера она написала заявление совместно с родителями, все им рассказала.

Но я была не удивлена. Ведь еще 7 лет назад я сталкивалась с похожей ситуацией в самом начале своего пути, когда столкнулась с педофилом лицом к лицу. Он был руководителем кружка в Воронежском дворце творчества детей и молодежи, который я посещала. Через 4 года посещений занятий Максим Маркин, так его звали, набрал в группу одних мальчиков. Я уже ушла из объединения, но до меня дошли слухи, что Максим развращает мальчиков 9–13 лет прямо в дворце, где занимаются тысячи детей.

Я написала заявление, а многие родители этих мальчиков отказались давать показания, сославшись на то, что не хотят скандалов, не хотят выносить сор из избы и вообще это позор для семьи, а что соседи-друзья подумают? Тогда Максима посадить не удалось. Взяли его спустя 7 лет, буквально на ребенке. За эти 7 лет молчания он успел развратить еще больше 30 мальчиков и даже начал снимать и продавать детскую порнографию. Сейчас он уже два года сидит, дали ему 13,5 лет строгого режима.

Такое сплошь и рядом.

С 57 вышел такой скандал, я думаю, потому, что все были уверены, что это элитная школа, где быть такого не может. Но это заблуждение. Никакие почетные знаки и вывески не способны уберечь учебное заведение или организацию от того, что туда проберется педофил.

В сети можно услышать мнения, что все это — «выдумки и клевета», что такого «не может быть», чтобы «16 лет все знали и молчали» — насколько вообще типично то, что такие истории обрастают «заговором молчания»? Почему молчат жертвы?

Молчат, потому что стыдно, потому что не поверили родители, не поверил школьный психолог, потому что вообще на тему сексуальных домогательств стало принято в открытую говорить только сейчас.

16 лет назад любую из этих девочек бы заклеймили позором, даже 5 лет назад сказали бы — сама дура виновата. А еще даже сейчас если проследить комментарии на фейсбуке, можно найти сотни комментариев, где вполне себе взрослые люди, тетеньки в возрасте, строчат — «да какая она жертва? Вы посмотрите на нее! У нее развратные губы! С такими губами она не может что-то говорить про совращение! Сама виновата!» Про губы это прямая цитата к сожалению.

Вот в той истории с турклубом, которую я приводила выше — там тот же мотив, что травма — обратиться в полицию и прокуратуру, начать об этом говорить и так далее; а продолжать испытывать, так сказать, влияние педофила — это, наверное, не травма, а временное неудобство?

И как победить этот «заговор молчания»?

Нужно перестать боятся в первую очередь самим и перестать осуждать тех, кто пострадал от сексуального насилия. Травматично, на мой взгляд, молчать и всю жизнь знать, что никто не понес наказания. А рассказать пару раз подробности под протокол в Следственном Комитете — да, неприятно, но необходимо. Только так можно упечь насильника и совратителя с гарантией, что он по крайней мере эндцать лет больше не причинит зла другим детям.

Насколько травматично обращение в полицию и в следственный комитет? Что там будет происходить?

Что будет происходить? Ничего необычного. Вы дадите показания, их зафиксируют, могут направить на психолого-психиатрическую экспертизу, на детектор лжи. Все. Потом суд. На суде все это еще раз надо рассказать. Суды по таким статьям проходят в закрытом режиме.

Ведется ли какая-то профилактичская работа — вашим центром или где-то еще — по этой тематике?

В целом и в общем никакой профилактики в нашей стране на эту тему нет. Со школьниками можно работать, только получив кучу санкций от всяких министерств и ведомств. Мы стараемся работать с родителями и рассказывать об опасностях, которые могут поджидать их детей, доносить до родителей, что проблема педофилии — это не где-то в телевизоре или фейсбуке, а здесь, рядом. И может такое случиться с каждым. А уж как они адаптируют эту информацию для своих детей — это уже на их усмотрение.

Что я как родитель могу здесь сделать? Что я должна рассказать своим детям про «вот это все»?

Нужно говорить с детьми об опасностях начиная с пеленок и не замалчивать тему сексуального насилия. Мы же учим ребенка в три года, что не нужно открывать краны на газовой плите и совать голову в духовку, потому что это опасно? С какого-то возраста детям обязательно нужно рассказывать и про такие опасности, как чужие дяди в песочнице и в интернете.

Родители — это первые, кто должен узнать от ребенка, что к нему пристает нехороший дядя. И если вдруг такое случилось- брать ноги в руки и бежать в правоохранительные органы. Сделать так, чтобы ребенок ни в коем случае не винил себя. Объяснить, что за любое преступление должно следовать наказание.

Что делать с тем, кто столкнулся с такой ситуацией не в качестве жертвы, а оказался, если можно так выразиться, свидетелем — скажем, в школе или во дворе ходят слухи, есть подозрения — тот самый случай, когда «все знали», но «доказательств нет»?

Очень просто. Внимательно выслушать детей, проверить информацию на сколько возможно на своем уровне и бежать в следственный комитет. Убедить детей, что нужно рассказать про все обязательно. Убедить их родителей дать показания. Детей к психологу, так как такие травмы необходимо корректировать с помощью специалиста. Смотреть вокруг и не быть равнодушным. Осознать, что проблема есть, и касается она каждого, как и ВИЧ.

И — это не реклама, но всегда можно обратиться к нам, на круглосуточную бесплатную горячую линию 8 800 250 98 96 — если боитесь идти в полицию, если вам кажется, что «только слухи», «доказательств нет», не хотите «начинать эту тему». Мы окажем юридическую и психологическую помощь, поднимем на уши профильные отделы правоохранительных органов.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

398

Похожие новости
04 декабря 2016, 21:54
04 декабря 2016, 22:09
05 декабря 2016, 08:54
04 декабря 2016, 17:54
04 декабря 2016, 21:54
04 декабря 2016, 22:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
01 декабря 2016, 22:24
28 ноября 2016, 15:09
02 декабря 2016, 09:09
29 ноября 2016, 21:40
29 ноября 2016, 03:09
03 декабря 2016, 00:20
03 декабря 2016, 15:08