Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Открытый перелом: В гражданской войне в Сирии все больше проигравших

Подписанием американо-российского соглашения по урегулированию ситуации в Сирии завершился период, на протяжении которого Вашингтон не мог смириться с провалом в этой стране «арабской весны» и поражением там своих союзников: Катара, Саудовской Аравии и Турции.

Ключевую роль в изменении геополитической реальности в регионе сыграли российские ВКС. Без уничтожения ими террористов в Сирии и ударов по их нефтедобывающей и транспортной инфраструктуре активизация антитеррористической коалиции, возглавляемой США, представляется крайне сомнительной.

Ревность к успехам России оказалась для Штатов более действенным стимулом к войне с террористами, чем региональная конкуренция с Ираном.

При этом положение на фронтах неоднозначно.

Действия Турции на сирийской границе поставили перед США задачу сохранения баланса между Анкарой и курдами, решить которую вряд ли возможно, а исламистские группировки в Алеппо и в районе иорданской границы демонстрируют самостоятельность, которая наверняка не радует их саудовских кураторов. Да и в прокатарском ИГ (запрещенной в России организации) начинается разлад между джихадистами-иностранцами, иракцами-баасистами и сирийскими кланами.

При всех сюрпризах, которые еще может продемонстрировать гражданская война, перелом в сознании если не аравийских монархий, то Вашингтона произошел – и то, что переговоры Лаврова и Керри завершились конкретным результатом, свидетельствует об этом.

Рассмотрим текущую ситуацию в Сирии и некоторые перспективы ее развития на основе материалов Ю. Б. Щегловина, подготовленных для Института Ближнего Востока.

В Дамаске – деловой климат

Развитие оперативной обстановки в Сирии характеризуют наблюдения экспертов ИБВ, оценивших ситуацию в контролируемом сторонниками ИГ Дейр эз-Зоре. Нефтеперерабатывающий завод продолжает работать. Он не поврежден в результате авианалетов, хотя загружен лишь на треть в силу сокращения поставок сырья. Снизилось число грузовиков, которые перевозят топливо (основная его часть идет в Турцию), все они крайне изношены – парк нефтевозов пострадал от действий ВКС РФ. ИГ покупает половину производимого топлива по заниженной цене и перепродает его туркам. ИГ и хозяева завода ищут источник для технологического обновления производства, срок эксплуатации которого завершится через год-два. Степень очистки нефти на заводе составляет 20–25 процентов, что крайне мало.

Значительно смягчилось отношение игиловцев к населению, фактически прекратились внесудебные расправы и казни. Блокпосты на дорогах комплектуются из местных жителей без присутствия иракских боевиков или иностранных наемников. Связывается это в том числе с оттоком c сирийской территории ИГ боевиков-иностранцев из-за уменьшения их денежного содержания (с 800 долларов в месяц до 250–300 в зависимости от ранга). Исчезли из региона катарские проповедники и имамы, которых на территории, контролируемой ИГ, было много еще год назад: в каждой мечети по катарцу.

Под Дейр эз-Зор и Алеппо, в зонах, контролируемых ИГ, исчезли саудовские эмиссары и торговцы, державшие там передвижные лавки. На тамошних рынках торговцы отказываются принимать к оплате саудовские риалы, которые ранее ходили наравне с долларами. Это связано с тем, что на рынок была вброшена большая партия фальшивок, изготовленных в Турции и Идлибе. Не исключено, что саудовцы длительное время расплачивались с боевиками «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», запрещенная в России организация), фальшивыми деньгами.

О недостатке финансирования свидетельствует резкое снижение (на две трети) числа терактов, организуемых ИГ с использованием смертников. Отмечено растущее (пока не проявляемое открыто) возмущение иракских офицеров-баасистов из среднего и высшего звеньев командования отрядами ИГ. Это характерно для сирийского фронта и особенно распространено среди офицеров, которые учились в СССР. Поводами для недовольства становится снижение размеров содержания и усиление влияния радикалов-иностранцев в руководстве ИГ. Правда, проявиться оно может только при наличии заказчика, заинтересованного в смене руководства организации и располагающего значительными финансовыми средствами. Сами офицеры-баасисты отмеряют время присутствия ИГ в Сирии при сохранении нынешней динамики развития событий в год-два.

Прекратилась материально-техническая поддержка со стороны Саудовской Аравии отрядам «Джебхат Фатх аш-Шам» под Алеппо. Они перестали получать американские ракеты к ПТРК ТОW и патроны для стрелкового оружия. Это связывается как с позицией Турции, свернувшей или заморозившей логистику под Алеппо, так и с колебаниями в рядах саудовского руководства, дискутирующего о необходимости новой тактики действий. Прекратилась финансовая подпитка сирийских боевиков из Бахрейна. Просаудовские группы понесли серьезные потери в недавних боях в Алеппо. По оценкам экспертов, до половины их состава (семь-восемь тысяч боевиков) выбыло: убиты, ранены, попали в плен или дезертировали. «Джебхат Фатх аш-Шам» потеряла контроль над большой группой иорданцев. Основная часть иностранцев в ее рядах – тунисцы (до трех тысяч боевиков). Но это было до начала основных боев за Алеппо, где тунисцы составили костяк наступающих.

Часть протурецких группировок (в том числе «Ахрар аш-Шам») из-под Алеппо уходят в зону безопасности между Джараблусом и Аазазом. Там спешно сооружаются два лагеря для беженцев. По словам строителей, оплачивает строительство Турция. В лагерях планируют разместить до ста тысяч беженцев, что даст возможность на деньги ЕС создать тыловые базы для лояльных протурецких групп оппозиции и обеспечить необходимый туркам баланс арабского суннитского населения в регионе.

Одновременно Анкара интенсифицировала неформальные контакты с Дамаском, готовя базу для примирения. В Дамаске отмечено появление представителей турецкой национальной нефтяной компании, двух средних банков, а также крупного европейского банка EFG, принадлежащего турецкой семье. Последние ведут переговоры об открытии в сирийской столице представительства. По дороге в столичный аэропорт турецкие и сирийские строители начали возводить здание турецкого супермаркета.

Активно ведут себя и израильтяне (что сирийцы по понятным причинам не стремятся демонстрировать открыто), сделавшие вывод о политической выживаемости режима Асада. Известно, что две израильские компании вели переговоры о получении от Дамаска лицензии на геологоразведку морского шельфа Латакии ближе к водам Ливана. Одна лицензия уже выдана. Вторая, вероятно, будет получена в октябре. В Дамаске сейчас находится и представитель израильского банка «Хапоалим», который договаривается об открытии представительства и формате присутствия. Работа в арабском мире на протяжении многих лет израильскими компаниями успешно ведется вопреки традиционной антиизраильской риторике местных СМИ. Скорее всего она будет в Сирии не менее успешной, чем в государствах Персидского залива и Магриба.

Отметим и то, что в Сирии активизировались французы. Началось восстановление завода «Ситроен». В Дамаске сейчас много представителей французских деловых кругов. Город инкогнито посетила высокопоставленный дипломат МИДа Франции, которая должна стать генконсулом Франции в Дамаске в конце нынешнего – начале следующего года. На то же время намечено возобновление полетов в Сирию авикомпании «Эр Франс». Потепление французско-сирийских отношений заметно и в том, что Дамаск разрешил ретрансляцию в стране четырех основных французских телеканалов.

Штаты перед выбором

Содержание подписанного главами дипломатических ведомств США и России соглашения не раскрывается, как и детали переговоров. По информации газеты The Washington Post, президент Обама передал предложения Вашингтона по Сирии президенту Путину на саммите G20 в Китае. Среди них было прекращение огня на территории всей Сирии, включая район Алеппо, организация стабильной и безопасной доставки гуманитарной помощи. США обязались «попытаться» отделить террористов от «умеренной оппозиции». Вашингтон считал необходимым запретить налеты на боевиков сирийской военной авиации после достижения перемирия. После этого РФ и США смогли бы начать совместную воздушную операцию против террористов, убеждаясь заранее, что выбранные цели – боевики «Джебхат ан-Нусры» или ИГ, но не «умеренная оппозиция». Насколько можно судить, все эти ключевые для американцев вещи в соглашение вошли.

Если проанализировать позицию Вашингтона, она базируется на попытке вывести из боев сирийскую авиацию, снизив роль Асада. Целью Запада остается «отрыв» Москвы от Асада в обмен на мифическую координацию совместных усилий в борьбе с исламистами. Отсюда участившаяся перед встречей российского и американского президентов риторика западных политиков (в основном британских и немецких) о «невозможности дальнейшего развития Сирии с Асадом», стимулированное американцами расследование органов ООН о фактах применения правительственной армией химического оружия и пр.

Выразим сомнение в том, что США выполнят обещание разделить умеренных оппозиционеров и исламистов. Они уже брали «две недели» на это, но ничего обнадеживающего представить не смогли. Учтем также, что переговоры с американцами или европейцами предусматривают только юридически зафиксированные обязательства. Что и было проведено российским МИДом.

Понятно, основная цель американских предложений – срыв стратегического наступления и закрепления успеха правительственных сил под Алеппо, введение над Сирией «закрытой для полетов зоны», что резко снижает общий перевес сирийской и российской авиации и ее решающую роль не только в сдерживании противника, но и в развитии наступления. США предложили России перевести действия против исламистов в режим консультаций с правом ветировать нанесение ударов по целям под предлогом их принадлежности к «умеренной оппозиции». В таком виде соглашение Россией без ущерба ее стратегическим интересам принято быть не могло и не было принято. О чем свидетельствует пятичасовая пауза в переговорах, на протяжении которой американские участники согласовывали с Вашингтоном итоговую российскую позицию.

Зададимся вопросом: что могли предпринять США в Сирии в случае отклонения их инициативы? По большому счету ничего. Их положение в Сирии неопределенно и точно не такое, чтобы они могли диктовать условия. Они завязли под Раккой и ведут сложные переговоры с Турцией по масштабам ее операции в северной Сирии. Вашингтон не устраивает отсутствие позиции Анкары по срокам этой операции. США не знают, как себя вести, когда курды обращаются к ним за поддержкой, а они ничего им предложить не могут. Это затягивает решение основной задачи Вашингтона на сирийском направлении – взятие Ракки, остро необходимое в связи с предвыборной кампанией в Америке. В худшем случае ответом США на отсутствие прогресса в принятии их предложений со стороны России могла быть бомбардировка позиций сирийских войск либо начало массированной материально-технической поддержки лояльных им групп оппозиции.

Первый вариант можно исключить. Администрация Белого дома перед своей сменой на такие кардинальные шаги не пойдет, так как никто не сможет просчитать возникающие при этом риски – политические и военные. В том числе ответные шаги «сирийской ПВО». Второй вариант малореалистичен, так как перед американцами стоит выбор: кого снабжать? Выбирать предстоит между курдами, что вызовет резкую реакцию Анкары, и протурецкими группами, что вызовет такую же реакцию курдов. Особенно американцев нервирует то, что лидеры Партии демократического союза (ПДС) на фоне «предательства США» стали активно искать контакты с Россией.

Силы и декларации

Если говорить о проблеме выбора союзников, стоящей перед американцами в Сирии, они вынуждены продолжать поддерживать Силы демократической Сирии (СДС), то есть ПДС, или оставаться верными союзу с Анкарой. Без первого американцам с большей долей вероятности не удастся взять Ракку. Без второго будет крайне осложнена их военная активность, в том числе применение ВВС, и материально-техническая поддержка СДС. Момент истины настал, и американцам не удастся усидеть на двух стульях, о чем свидетельствуют высказывания Анкары и руководства ПДС.

Курды в октябре примут конституцию своей системы самоуправления на севере Сирии. Об этом заявила агентству Рейтер глава региональной ассамблеи, действующей в контролируемых курдами районах, Хадия Юсеф. По ее словам, столицей курдской федерации должен стать Камышлы и сирийские курды намерены объединить находящиеся под их контролем районы на северо-востоке и северо-западе Сирии, несмотря на интервенцию Турции, направленную на срыв этих планов. О создании региональной федеративной администрации на севере САР – Федерации Северной Сирии курдские представители объявили 17 марта по результатам съезда свыше 30 политических партий в сирийском Румейлане.

По словам авторов инициативы, власти Федерации будут представлять интересы всех этнических групп на их территории. В форуме, который проходил под девизом «Демократическая федеративная Сирия – гарантия совместной жизни и братства народов», приняли участие 200 делегатов, представлявших курдов, арабов, ассирийцев, туркоманов, черкесов и армян, проживающих в северных и северовосточных районах страны. На встрече с губернаторами в Анкаре президент Эрдоган заявил в ответ, что Турция не позволит, чтобы на севере Сирии был создан террористический коридор – зона, где группировки экстремистов могли бы закрепиться и действовать.

Дополнительно позицию Турции разъяснил министр обороны Фикри Ышык: «Турция акцентирует внимание и настаивает… на том, чтобы… операцию проводили в качестве ключевой силы местные жители этого региона, а не СНС». «Турция не позволит СНС расширить свою территорию и набрать силу, используя операции против ИГ в качестве предлога». Он заявил, что курдские отряды так и не отошли на восточный берег Евфрата, как было предусмотрено договоренностями при посредничестве США, и подчеркнул, что Анкара не будет преследовать дополнительных целей в операции в районе Манбиджа, если курды выполнят эти требования.

Рискнем предположить, что курды блефуют. Мы наблюдаем дежа вю того, что происходит в Иракском Курдистане (ИК). Там президент М. Барзани регулярно эксплуатирует тему «всенародного референдума» о независимости, преследуя две цели: работу на электорат и выторговывание дополнительных уступок при финансовых траншах из Багдада. Немедленно по заключении сделки по разделу прибыли от продажи нефти из Киркука Эрбиль согласился «отложить» референдум. То же самое происходит в Сирии. Только вместо нефти в качестве граничных условий сделки на кону стоит экспансия Турции в «курдские районы» страны.

Заявления о «независимости» и «конституции» в данном контексте не имеют реального наполнения: никто из весомых международных игроков эту конституцию не признает и в руководстве ПДС это прекрасно осознают. Они хотят естественно напрашивающегося, с их точки зрения, компромисса: отказ от дальнейшего оформления заявленной «независимости» в обмен на остановку турецкой агрессии и возобновление поставок военной помощи от американцев. При этом сирийских курдов вполне устраивает то, что они не будут штурмовать Ракку. Это не «их» традиционная территория – на штурм сирийской «столицы» ИГ их направляют американцы, не обладающие никакой значимой силой, кроме курдов, «на земле» в этом районе Сирии.

Что до Турции, высказывание президента страны о создании буфера безопасности по всему периметру сирийско-турецкой границы также носит характер пропагандистский и его надо рассматривать с точки зрения психологического давления на США. Эрдоган хочет воспользоваться их поддержкой и вынудить курдов уйти с западного берега Евфрата, а также предложить Вашингтону единственный возможный вариант развития событий: признание США «зоны безопасности» между Джараблусом и Аазазом, а также использование лояльных Турции группировок для штурма Ракки. В этом случае последняя скорее всего будет освобождена в короткие сроки и с минимальными потерями, что не означает разгром сторонников ИГ. Они просто отойдут в окрестности города без боя, как уже было в Джараблусе.

Что касается угроз Эрдогана установить «зону безопасности» по всему периметру сирийско-турецкой границы, это маловероятно, поскольку потребует кратного усиления группировки турецкой армии на севере Сирии, ввода турецких войск в курдские районы этой страны с партизанской войной, соответствующими потерями и полным отсутствием перспективы. Набрать подразделения арабской милиции для того, чтобы они взяли на себя функции главного гаранта безопасности в исходно чужих для них районах, Анкара не сможет. Ей с трудом удается создать соответствующую ситуации группировку из лояльных себе арабских сил между Джараблусом и Аазазом. Да и арабы не будут гореть желанием подставлять себя под удар курдов.

При этом турецким военным, которые пока ошеломлены уровнем репрессий в армии и без сопротивления позволили Эрдогану направить их в Сирию, вряд ли понравится перспектива стоять гарнизонами по всей сирийско-турецкой границе, неся постоянные потери. Отсюда вариант, который артикулировал турецкий министр обороны в беседе с американским коллегой. В этой ситуации США скорее всего возьмут паузу в Сирии и в конечном счете сконцентрируют основные усилия на взятии Мосула в Ираке.

САТАНОВСКИЙ Евгений

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

4852

Похожие новости
10 декабря 2016, 20:24
10 декабря 2016, 16:24
10 декабря 2016, 20:24
10 декабря 2016, 05:09
10 декабря 2016, 16:24
10 декабря 2016, 16:39

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
04 декабря 2016, 06:39
05 декабря 2016, 03:09
10 декабря 2016, 04:39
06 декабря 2016, 23:00
07 декабря 2016, 21:24
08 декабря 2016, 19:04
04 декабря 2016, 02:12