Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Нет твердых доказательств причастности России к кибератакам (The American Conservative, США)


Формулировки доклада разведывательного сообщества свидетельствуют о возможном отсутствии неопровержимых доказательств.

Долгожданный доклад по поводу предполагаемой российской операции влияния и хакерских атаках, связанных с недавними выборами президента США, был опубликован в пятницу. Вполне возможно, что президент Обама, разведывательное сообщество и Конгресс надеются, что привели доказательства необходимости закрутить гайки в отношении России. Если они так думают, то напрасно. Москва и Владимир Путин могут быть виновны, а могут и не быть. Но из небольшого количества доказательств, представленных Белым домом и директором Национальной разведки, следует, что те, кому поручено защищать нацию, очень плохо служат американскому народу.


Доклад канцелярии директора Национальной разведки носит название «Предпосылки „Оценки деятельности и намерений России на американских выборах": аналитический процесс и установление авторов киберпроисшествия». Он последовал за коротким докладом под названием «Совместный аналитический рапорт», опубликованный ФБР и директором Национальной разведки 29 декабря. Первый доклад носил название «Grizzly Steppe: российская преступная кибернетическая активность». Кроме утверждений о том, что предполагаемая российская деятельность связана с неназванной политической партией, там не оказалось никаких доказательств тому, что предполагаемые проникновения в компьютеры Национального демократического комитета и электронную почту Джона Подесты были чем-то большим, чем проверкой уязвимых мест для сбора информации, осуществленной неизвестными сторонами. Там не было даже доказательств и этому предположению. На самом деле доклад описывал то, как избежать хакерского взлома.


На первой странице короткого доклада имелось красноречивое предупреждение: «Доклад предоставлен исключительно с информационными целями. Департамент внутренней безопасности не дает никаких гарантий относительно его содержания». Фактически собранную информацию было очень трудно обнаружить, из-за чего доклад был совершенно бесполезен для тех, кто искал доказательства предполагаемой российской хакерской атаки.

Опубликованный в пятницу более длинный и обновленный доклад должен был устранить эти недостатки. Он также был тематически связан с устным показанием директора Национальной разведки Джеймса Клэппера на заседании комитета Сената по иностранным делам. Рассекреченная версия состоит из 17 страниц, тогда как полная секретная версия, по данным СМИ, насчитывает 50 страниц. Это позволяет предположить, что доказательства, поддерживающие утверждения, были почти полностью отредактированы. Это вполне логичный вывод, с учетом скудного объема информации, которая могла бы считаться значительной в опубликованном докладе. Вместе с тем, использованная формулировка и выражение суждений позволяет сделать некоторые предположения относительно источников и методов, использованных при подготовке оригинальной версии доклада.

Если честно, то я ожидал, что доклад, считающийся «последним словом» по поводу предполагаемого российского хакерства, будет гораздо более серьезным, путь даже только для того, чтобы опровергнуть критику. Семь страниц — почти половина доклада — ушли на анализ телепрограмм RT International, российского государственного телеканала (полное признание — я часто выступаю на RT). Есть также несколько страниц графиков и подробного объяснения аналитических методов и использованных терминов, так что подлинное содержание составляет малую часть доклада.

До того, как прочесть доклад, я считал, что у правительства есть твердые доказательства некоторых сделанных им утверждений, и что некоторые из них могут быть взвешенно использованы для предоставления надежности всему докладу. Но ничего этого не было. На самом деле доклад, как и Grizzly Steppe, содержит необычное предупреждение в разделе «Оценочный язык»: «Суждения не означают, что у нас есть доказательства, показывающие, что нечто является фактом».

«Ключевые суждения» доклада и последовавшее освещение его в СМИ сосредоточены на шести выводах в поддержку утверждения о том, что «российские попытки повлиять на выборы президента США в 2016 году отражают эскалацию программы Москвы по подрыву возглавляемого США либерально-демократического порядка».

Первый вывод гласит: «Мы считаем, что президент России Владимир Путин отдал приказ начать кампанию влияния на выборы президента США в 2016 году». Это самое слабое утверждение, оно основано на том, что Путин, как глава государства, знал и одобрил кампанию. Но американская разведка не имеет доступа к личной переписке и документам Путина, поэтому неизвестно, отдавал ли он приказ о проведении кампании влияния лично. Если бы разведка имела неопровержимые доказательства этому, то формулировка должна была быть примерно такой: «Существует конкретные доказательства того, что…». Вместо этого сказано «мы считаем», и это слово-ловушка, означающее, что вывод не основан на прочных доказательствах.

Второе утверждение: «Российская цель заключалась в подрыве общественного доверия к демократическому процессу». Этому заявлению тоже предшествует фраза «мы считаем», и оно представляет собой чистую спекуляцию, если только у разведки нет документа, показывающего, что такие намерения действительно имели место и были сформулированы при помощи примерно таких же слов.

Третье предположение: «Путин и российское правительство явно отдавали предпочтение избранному президенту Трампу, по возможности дискредитируя госсекретаря Клинтон и выставляя ее в невыгодном свете по сравнению с ним». Это еще одно «мы считаем». Без сомнения, Россия считала Клинтон своим врагом и постаралась бы дискредитировать ее, используя СМИ и ресурсы спецслужб в своих целях. Но, опять-таки, при отсутствии документов или показаний конкретного человека по поводу мышления российского руководства, предположение о том, что Россия помогала Трампу, носит спекулятивный характер. Эту оговорку поддерживает одна фраза из данного вывода, согласно которой Агентство национальной безопасности испытывает лишь среднюю степень уверенности в данном предположении. Это весьма низкая оценка, согласно которой, электронных данных в поддержку этого вывода очень мало или нет совсем.

В докладе также сказано, что в июне Россия изменила стратегию по оказанию помощи Трампу, прекратив публично хвалить его: «Кремлевские чиновники, вероятно, считали, что такое выражение поддержки Путина ударит по нему в США». Но затем доклад противоречит сам себе, указав, что «прокремлевские фигуры приветствовали то, что считали его дружественной для России позицией». Однако невозможно делать и то, и другое одновременно в рамках кампании влияния.

Хотя в докладе это не сказано, некоторые новостные сообщения предположили, что Вашингтон перехватил телефонные разговоры высокопоставленных российских чиновников, выражавших радость по поводу результатов выборов. В отчаянных поисках подтверждения российского влияния эти звонки были расценены как дополнительное свидетельство того, что Москва помогала Трампу.

Четвертое утверждение: «С высокой степенью уверенности мы считаем, что ГРУ передавало материалы WikiLeaks». У этого утверждения есть больше оснований, несмотря на повторное использование «мы считаем», и, возможно, разведывательное сообщество получило какие-то имена и другие материалы, подтверждающие этот вывод. Доклад также называет Guccifer 2.0 и DCLeaks проводниками, публиковавшими «компрометирующую информацию, полученную в кибероперациях, и передававшими материалы в качестве эксклюзивных сведений для разных СМИ, а также в WikiLeaks». Но при этом нет никаких заявлений о том, кто совершал хакерские атаки, и это снова вызывает вопросы о том, есть ли у американского правительства информация, позволяющая соединить все точки, и установить все звенья в передаточной цепи, позволяющей отследить передачу информации из США в Москву к ГРУ и затем к WikiLeaks в Москве. Я сомневаюсь, что такая информация у правительства есть. Я склонен предположить, что, если бы мне пришлось осуществить хакерскую операцию в сочетании с кампанией влияния или дезинформации, то я постарался спрятать бы связи, используя связных (посредников, пользующихся взаимным доверием), и тем самым обеспечить себе возможность отрицать свою причастность. Другими словами, если русские совершили все это, то постарались бы сделать разоблачение крайне трудным.

Пятое утверждение: «Кампания влияния Москвы строилась на коммуникационной стратегии, сочетающей в себе как тайные разведывательные операции, такие как кибератаки, с открытыми усилиями агентств российского правительства, государственных СМИ, сторонних посредников и оплачиваемых пользователей социальных СМИ, известных как «тролли». Это утверждение гласит, что российские открытые СМИ были частью сговора, и что производство так называемых «фальшивых новостей» было частью игры. RT International названо главным кремлевским пропагандистским средством. Если предположить, что существовал некий план, то логично ожидать от государственных СМИ следования в русле официального отношения к событиям в США. Даже если бы сговора не было, российские новостные службы почти наверняка отражали бы правительственную точку зрения. То же самое справедливо и в отношении США, где СМИ нередко без критики передают заявления Белого дома. Или, что еще хуже, публикуют совершенно фальшивые сообщения о том, что русские взломали какие-то объекты в Вермонте. Читал ли Клэппер и кто-нибудь из его команды Washington Post в последнее время?

Странное предположение, призванное принизить то, как RT International и Sputnik освещали США, гласит, что оба российских государственных СМИ «регулярно утверждали, что ведущие американские СМИ, обслуживающие коррумпированный политический истеблишмент, несправедливо относятся к Трампу». Мне и многим другим американцам казалось, что именно так и обстоят дела, и, возможно, поэтому Трамп и победил на выборах. Другое «доказательство» в докладе гласит, что российские СМИ постоянно негативно отзывались о Клинтон. При этом в докладе не упоминается, что Клинтон сама последовательно негативно отзывалась о России и старалась связать злого Путина с Трампом.

Наконец, шестой вывод гласит: «Уроки, извлеченные из кампании влияния на выборы президента США 2016 года, будут использованы Москвой в других кампаниях влияния в США, а также по всему миру, в том числе, против американских союзников и их выборов». Это тоже относится к области «мы считаем» и представляет собой чистую спекуляцию, если только разведка не добыла документ с описанием российских планов или не перехватила телефонный разговор Путина, в котором он изложил свои планы.

Я бы предположил наличие разногласий по поводу некоторых выводов, но из рассекреченной части доклада этого не следует, за исключением одной оговорки по поводу «средней уверенности» АНБ. С учетом обилия «предположений» и «суждений» в документе это отсутствие разногласий кажется поразительным. Любопытно, есть ли эти разногласия в секретной версии. Возможно, их нет, с учетом примеров из истории в виде докладов «Оценка СССР» (серия материалов о военных возможностях Советского Союза, подготовленная американскими спецслужбами во времена холодной войны — прим. ред.) и об иракском оружии массового поражения, сделанных разведкой под тяжелым давлением Белого дома, требовавшего подтвердить свои предположения.

По мере чтения нового доклада растет подозрение о том, что он основан в основном на глубокой критике материалов, публикуемых контролируемыми Кремлем СМИ, которые могут давать представление о более широкой политике правительства, но могут и не давать. Почти половина доклада посвящена открытым российским медиа-операциям и репортажам, которые, без сомнения, остро критикуют США и часто обсуждают программу слежки за гражданами и нарушения гражданских прав. Доклад также обвиняет RT в несогласии с западной интервенцией в сирийский конфликт. Я и многие другие американцы, не являющиеся полезными идиотами для Кремля, считаем так же. В приложении также сказано, что RT International продвигает «радикальное недовольство» — весьма странное выражение, больше соответствующее Коминтерну.

Лично я довольно неплохо знаком с RT International и знаю немногих европейцев и американцев, которые появлялись в их программах, где зачастую выступают люди с совершенно противоположными взглядами на актуальные темы. Я не слышал ни о ком, кого заставляли бы принять определенную точку зрения и поддержать редакционную политику, и верю, что во многих вопросах RT ничуть не хуже, чем другие СМИ, американские и европейские. Если RT освещает ситуацию в США предвзято, то это мало чем отличается от ситуации в американских СМИ, и если в этом и была проблема с точки зрения авторов доклада, то сводилась она к тому, что уклон телеканала был в сторону Трампа, а не в сторону Клинтон. Трамп сказал, что единственная причина, по которой все переживают из-за вероятного российского вмешательства, заключается в поражении Клинтон. Скорее всего, он прав. Можно ли сравнить освещение российских СМИ с атакой на США или на наш образ жизни? Действительно ли американцы голосовали по причине того, что показывал RT International?

Так что последняя попытка поймать на горячем вероломную Москву, по-моему, представляет собой еще одну мешанину слабых фактов с большим количеством мнений и, возможно, некоторым количеством политики в стиле Холодной войны. Множество нередко диких спекуляций и предположений на основе фрагментарной информации не может служить хорошей базой для внешней политики, особенно в отношении могущественной иностранной державы с большим ядерным арсеналом и средствами доставки в виде баллистических ракет.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

253

Похожие новости
22 июля 2017, 08:40
22 июля 2017, 08:39
23 июля 2017, 08:39

22 июля 2017, 08:39
24 июля 2017, 08:39
23 июля 2017, 08:39

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
18 июля 2017, 20:09
23 июля 2017, 16:09
20 июля 2017, 08:39
19 июля 2017, 01:54
20 июля 2017, 05:54
23 июля 2017, 20:10
18 июля 2017, 16:09