Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Не бойтесь корней – бойтесь пестицидов

Прогрессивный креатив, связанный с назначением нового детского омбудсмена, по накалу значительно превзошёл аналогичный креатив по случаю вступления в должность нового министра образования.

Разницу в калибрах должностей (руководство Минобрнауки по понятным причинам куда более весомый пост, чем общественная по сути должность Анны Кузнецовой) компенсировала тяжесть обвинений, заранее выдвинутых против «никому не известной женщины из Пензы».

Если суммировать их — то Кузнецовой вменяется «открытая православность» и категорическая позиция, согласно которой аборты дело вредное (что характерно, полезность абортов отстаивают те самые граждане, которые параллельно вроде как позиционируют себя продвинутыми пользователями жизни и, следовательно, слышали о контрацепции).

Более того: для усиления эффекта оба назначения в филиппиках продвинутых жизнепользователей сливаются в одно.

Чтобы понять масштаб катастрофы, ожидаемой в результате, приведём популярную сетевую сатиру, лайкнутую и перепощенную интеллектуальными лидерами кампании:

— Ну, как дела в школе? 
— Да как обычно… патриотическая линейка, основы хиромантии…
— Хиромантии?
— Ну. Скукотища. Телегония гораздо круче. И училка там суперская.
— А математика была?
— Дед, ты опять? Математику еще в прошлом году отменили.
— И что же вместо математики?
— Нумерология. Числа судьбы.
— И как они… числа судьбы?
— Тяжело. Я не все понимаю. Магические квадраты эти. Но приходится учить. Я теперь уже точно решил: после школы в университет пойду. А там нумерологию нужно знать. Там же дальше парапсихология пойдет. К нам из университета приходили, научный сериал показывали в классе: «Зачарованные». (…) директор для тебя еще что-то в моем дневнике написал. Отец Онуфрий.
— И что написал?
— Дед, ну что ты прикалываешься? У нас чтение только с девятого класса.

Что тут важно. Оставим за скобками даже дремучую безграмотность продвинутых, в рамках которой православие предполагает хиромантию с нумерологией, а также не предполагает чтения — хотя это само по себе отлично демонстрирует, что продвинутые пугают себя и окружающих тем, о чём не имеют представления от слова совсем. В конце концов, у них имеется заранее заготовленное оправдание своего невежества — «я в целях роста над собой читаю про структурный анализ и биологию, а разбираться в сортах суеверий мне некогда».

Важно другое: сама по себе реабилитация исторического опыта нашего общества (идёт ли речь об истории XX века, уважение к которой на продвинутом арго именуется сталинизмом, или о религиозно-философской традиции, знание которой именуется мракобесием) — в любой форме воспринимается продвинутой средой как опрокидывание общества в жестокую архаику

То есть, в нищую многодетность, неграмотность, в день опричника.

Так вот. Эта тождественность консерватизма и отсталой дикости подаётся как аксиома, хотя а) является обычной догмой и б) достаточно легко опровергается.

Что тут следует отметить. По сути «консерватизм» — это использование имеющихся в историческом багаже общества способов коллективного выживания. В особенности там, где передовая и продвинутая рецептура не работает.

И это как раз тот случай. Мы уже писали о том, что гиперпередовые и продвинутые общества уже несколько десятилетий не в состоянии решить такой базовой задачи, как воспроизводство себя. Что «освобождение человека от социальных связей» привело к ситуации, когда развитые, тонко чувствующие и непрерывно личностно растущие горожане по сути уютно самоутилизируются, не оставляя по себе последствий даже в виде потомства.

Конечно, самих продвинутых такими мелочами не смутить — они где-то вычитали про «стратегию низкой рождаемости и низкой смертности» и, поскольку не дружат с элементарной логикой, полагают, что низкая смертность — это не когда старики живут дольше, а когда умирают не все люди, а только некоторые.  У них также всегда наготове боевая истерика про то, как «прабабки в поле рожали, а потом хоронили по пять детей».

Но боевыми истериками и отрицанием проблемы не решаются. Как и мудрым экологично-мальтузианским «ну, планете сейчас не нужно столько людей. Пусть сначала население Земли хотя бы немного сократится, а там уже будем думать» (характерно, кстати, что на этом месте продвинутые жизнепользователи начинают вдруг считать себя вместе с обитателями действительно отсталых тропических республик, собственно и дающих весь формальный рост численности человечества).

А между тем существует, и достаточно близко, пример страны, где высокий уровень благосостояния граждан, техническая продвинутость, городской образ жизни и всё такое сочетаются с бойкой, значительно превосходящей уровень воспроизводства рождаемостью

И с таким зашкаливающим традиционализмом, по сравнению с которым весь «ренессанс традиций» в России имеет совершенно невинный вид. Эта страна — Израиль.

В данном государстве, напомним, 60% титульного населения составляют т.н. религиозные граждане — от умеренно традиционных до неуёмно ультраортодоксальных. Что же до граждан «светских» — то и они по большей части (в свободное от программирования, биологических исследований и дизайна время) достаточно бережно сохраняют и воспроизводят собственный культурно-религиозный опыт. Пусть и воспринимая его лишь в качестве «одного из аспектов своей идентичности».

Разумеется, Россия не Израиль — слишком много различий между державой на полматерика и маленьким этноцентричным государством.

Есть, однако, одно достаточно серьёзное сходство, которое не позволяет исключить аналогии полностью. Россия пару десятилетий назад тоже пережила нечто сильно напоминающее попытку уничтожения — с войнами по периферии, диким по темпам падением численности граждан, с десятками миллионов представителей «своей цивилизации», оставшихся за съёжившимися границами.

Более того: Россия продолжает оставаться страной, окружённой потушенными, полупотушенными, тлеющими, горячими и готовыми загореться войнами. Иными словами — страной, заточенной самим своим положением на борьбу за выживание.

И есть мнение, что Россия в результате опыта последней четверти века приобрела собственное «никогда больше» (формула, которой евреи вспоминают геноцид своего народа времён фашизма в Европе).

Поэтому нынешнюю реабилитацию опыта коллективного выживания в России можно, конечно, высмеивать. Можно демонизировать. Можно очень убедительно морально уничтожать.

Но это, по крайней мере, всё же стратегия выживания. А не стратегия вдохновенной самоутилизации общества под разговоры о продвинутых формах урбанизированной среды.

МАРАХОВСКИЙ Виктор

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

585

Похожие новости
08 декабря 2016, 15:54
08 декабря 2016, 19:39
08 декабря 2016, 08:24
08 декабря 2016, 23:24
08 декабря 2016, 23:24
08 декабря 2016, 15:54

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
03 декабря 2016, 22:48
05 декабря 2016, 00:52
05 декабря 2016, 08:54
02 декабря 2016, 16:39
05 декабря 2016, 01:04
08 декабря 2016, 00:40
07 декабря 2016, 17:24