Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Китай теснит Россию и США на олимпе мировой космонавтики

Начало долговременной пилотируемой эксплуатации Китаем околоземных комплексов означает, что в своих космических достижениях КНР уже практически сравнялась с Россией. Это обстоятельство чрезвычайно волнует Вашингтон, но почему-то не волнует Москву. Возможно, у нее есть свои планы по сотрудничеству с Пекином в космосе, но вряд ли их можно назвать амбициозными.

Когда говорят о лидерстве России в космосе, обычно приводят два критерия: количество космических запусков и пилотируемые полеты на околоземную орбиту. Но насколько незыблемо лидирующее положение нашей страны на этих важнейших направлениях космической деятельности?


По первому параметру Россия традиционно занимает ведущие позиции. В прошлом году она осуществила 29 космических запусков (из которых, правда, два неудачных). Следом за ней идут Соединенные Штаты (20 запусков) и Китай (19 запусков), причем все пуски США и КНР были удачными. Но первый звонок, известивший о возможности потери Россией лидерства на данном направлении, прозвучал еще в первой половине 2012 года, когда Китай обошел нашу страну по количеству космических стартов (10 китайских против 9 российских). Америка за тот же период времени запустила лишь восемь ракет-носителей. Но активное развитие в США так называемой частной космонавтики в лице компаний SpaceX, Blue Origin, Sierra Nevada, Bigelow Aerospace и других в обозримом будущем неизбежно приведет к интенсификации космической деятельности в США, включая рост числа космических стартов.
По второму параметру – пилотируемой космонавтике – лидерство России достаточно надежно просто ввиду того, что в мире пока есть только три страны, которые продемонстрировали возможность отправлять людей в космос. Это все те же Россия, США и Китай. Однако Соединенные Штаты временно лишены данной возможности, хотя к началу следующего десятилетия у них должны войти в эксплуатацию как минимум три новых типа корабля: «Дракон-2», прототип которого уже успешно летает в автоматическом варианте, Orion, совершивший первый полет в 2014 году также в автоматическом режиме, и CST-100. Возможно, что к этому списку добавится и мини-шаттл Dreamchaser.


Что же касается Китая, пилотируемые корабли КНР типа «Шэньчжоу», в том числе и с экипажем из трех человек, уже совершили пять успешных полетов. Продолжается шестая миссия этого типа корабля под названием «Шэньчжоу-11», пристыкованного к китайской орбитальной станции «Тяньгун-2». Данная миссия должна продлиться 30 дней. Это генеральная репетиция создания многомодульной орбитальной станции весом около 60 тонн, которую Китай намерен построить к 2022 году. При этом на станции «Тяньгун-1», запущенной в 2011 году и до сих пор находящейся на орбите, побывали два экипажа тайконавтов.

Незваный кандидат в лидеры

«Пока Китай – не слишком заметный игрок на поле коммерческих запусков, но долго так продолжаться не будет, – заявил ранее вице-президент SpaceX по связям с правительством Адам Харрис. – Мы в SpaceX думаем, что нашим главным конкурентом станет китайская космическая программа». По мнению Харриса, в долгосрочной перспективе ракетам-носителям (РН) типа «Фалькон» компании SpaceX придется конкурировать не с французскими «Ариан-5» или российскими «Протонами», а с китайскими носителями типа «Великий поход». «Китайское правительство, безусловно, намерено развивать космическую программу, – подчеркнул Харрис. – Они собрались на Луну и дальше, и все это делают только за счет внутренних ресурсов».
К сожалению, в России не проводился сравнительный анализ российской и китайской космических программ с точки зрения конкурентной борьбы между ними (а если и проводился, то не был предан гласности), но подобное исследование применительно к космическим программам КНР и США было проведено в Америке и озвучено еще в конце сентября этого года на слушаниях в Конгрессе. Поскольку космические отрасли России и США по ряду параметров находятся примерно в одинаковой весовой категории, то вызовы, которые китайская космонавтика бросает космонавтике американской, применимы и к России. Лейтмотив слушаний в Конгрессе был выражен в их названии: «Проигрываем ли мы космическую гонку Китаю?».

Выступавшие, в частности, отметили, что в течение ближайших шести лет «Китай намерен предпринять крупнейшие шаги в области пилотируемых полетов и космических исследований, (...) потенциально готовясь к тому, чтобы сильнее оттенить свои претензии на космическое лидерство». В числе наиболее крупных проектов КНР – доставка образцов лунного грунта на Землю в 2017 году, посадка до 2020 года впервые в мире космического аппарата на обратную сторону Луны, отправка марсохода на Красную планету в 2020-м и завершение строительства околоземной станции в 2022-м. Что же касается высадки тайконавтов на Луну, Китай планирует осуществить ее в промежутке между 2031 и 2036 годами.

В Конгрессе особо подчеркнули успехи Китая в создании ракет-носителей – той сфере, которая является одним из наиболее сильных и конкурентоспособных компонентов российской космонавтики. Так, с 2001 по 2013 годы КНР осуществила 128 запусков своих РН типа «Великий поход», из которых 125 прошли успешно. Это означает, что рейтинг надежности китайских носителей за прошедшие 12 лет составил 98%, что соизмеримо с надежностью одной из главных «рабочих лошадок» российской космической программы – РН «Союз». Но КНР не намерена останавливаться на достигнутом. В этом году совершил первый успешный полет новый носитель «Великий поход – 7», способный решать задачи, возлагаемые на РН типа «Союз», «Фалькон-9» и «Атлас-5». Готовится к первому старту «Великий поход – 5» – прямой конкурент российских «Протона» и «Ангары – А5». В 2017 году должен полететь легкий ракета-носитель Naga-L, ориентированный на тех клиентов, которые пожелают выводить спутники массой до 600 кг на полярную орбиту высотой до 800 км.
К 2015 году Пекин намеревался завоевать 15% рынка коммерческих запусков. Он достиг этой цели с большим опережением как по времени, так и по количеству пусков уже в 2011-м, когда 19% всех коммерческих запусков были произведены в КНР. Правда, в 2012 году этот показатель снизился до 16%, в 2013–2014 годах Китай вообще не запускал в космос коммерческих нагрузок, а информация за 2015–2016 годы пока отсутствует. Но расширяющаяся линейка китайских РН, а также то обстоятельство, что КНР берет за пусковые услуги примерно три четверти той цены, в которую клиентам обычно обходится использование ракет-носителей США, Европы и России, говорят в пользу того, что Пекин готовится к серьезной борьбе за мировой рынок коммерческих запусков.

Есть и параметр космической программы Китая, по которому Россия уступает КНР практически «вчистую». Это рынок коммерческих спутников. Пекин ставил задачу занять 10% этого рынка к 2015 году. В 2013 году этот показатель составил 5%, а в 2014 году и того меньше – 4%. Однако у Китая есть потенциал для роста данного показателя, ибо санкции, введенные против него США и их западными союзниками, вынуждают развивать собственную электронно-компонентную базу (ЭКБ), которую китайцы достаточно успешно используют в том числе и для создания коммерческих космических аппаратов. Одним из показателей качества этой ЭКБ стало намерение России закупить у КНР микроэлектроники на 2 млрд долларов для нужд своей военной и космической отрасли.

Намек «Марсианина»

Особая статья – это пилотируемые полеты. Об опасности, которую КНР может представлять для претензий США на лидерство в данной области, говорит тот факт, что в Америке именно из-за Китая обозначились два варианта космической стратегии. Первый – это приложить максимум усилий к тому, чтобы имеющиеся у США планы достичь окрестностей Марса в 2033 году, а в 2039 году высадить на его поверхность астронавтов реализовались полностью и в срок. В этом случае доставка тайконавтов на Луну, расположенную всего в 385 тыс. км от Земли, не произведет на мир такого впечатления, как высадка астронавтов на Марс, среднее расстояние до которого составляет 228 млн км.
Второй вариант исходит из того, что к тому времени, когда тайконавты достигнут Луны, у Америки не будет ни космической станции (МКС должна сойти с орбиты в 2024 году), ни присутствия на Луне. Поэтому, дабы нейтрализовать потенциальный имидж Китая как мирового космического лидера, Соединенным Штатам нужно непременно вернуться на Луну и «ждать» там китайцев.

Отметили участники слушания на Капитолийском холме и возрастающую роль Китая как «центра притяжения» государств, желающих приобщиться к космической деятельности. Речь идет, в частности, о тех странах, которые не могут выступить в роли партнера или клиента космической отрасли США либо из-за высоких цен на американские товары и услуги, либо из-за санкционных барьеров, защищающих высокие технологии страны от попадания в нежелательные руки.

Несмотря на сохраняющиеся противоречия между Вашингтоном и Пекином по таким вопросам, как территориальная неприкосновенность Тайваня, права человека в КНР и незаконное копирование и использование Китаем чужих технологий, Соединенные Штаты все чаще говорят о сближении с КНР как с потенциальным космическим партнером. В основе интереса Вашингтона к сотрудничеству с Пекином в космосе лежат две причины. Первая – это интенсивность развития китайской космонавтики и амбициозность ее дальнего прицела, включающего экспедиции на Луну и Марс. Китайцам уже есть что предложить США, включая корабль «Шэньчжоу», который, как известно, является глубоко модернизированной версией отработанного за десятилетия эксплуатации «Союза». В нашумевшем голливудском блокбастере «Марсианин» (Голливуд, как известно, достаточно точно улавливает настроения в обществе и политических кругах Америки) на помощь американцам в космосе приходят уже китайцы, а не русские.

Вторая причина выражается известной формулой «Если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить». Соединенные Штаты заинтересованы в мощной китайской космонавтике не больше, чем в российской, но остановить развитие космической отрасли КНР они не в силах. Партнерство с Китаем в космосе (особенно при лидирующей роли США) позволит Америке в определенной степени контролировать процессы, происходящие в космонавтике КНР, и по возможности придавать им желательное для Соединенных Штатов направление.

Два главных вопроса

Первый – зачем Китаю столь активно наращивать «мускулы» в сфере гражданской космонавтики? Возможный ответ лежит в сфере экономики. В 2015 году КНР объявила о начале реализации десятилетнего плана под названием «Сделано в Китае – 2025». Его основу составляет модернизация промышленной базы страны за счет высоких технологий. Космическая индустрия, как известно, является одним из важнейших инструментов подъема широкого спектра научно-технических отраслей.
Другой мотив носит политический характер. «Поддержка председателем Си пилотируемой программы, по всей видимости, будет продолжена, ибо исследовательские программы (как пилотируемые, так и беспилотные) очень важны для имиджа Коммунистической партии Китая, который был подорван повальной коррупцией, а также провалом ряда государственных инициатив в сферах защиты окружающей среды, инвестиций и городского планирования. Пилотируемая космическая программа служит достижению важной внутренней политической цели, ибо КПК использует данную программу для укрепления в людях уверенности, что лишь партия способна модернизировать Китай и восстановить его величие», – заявили в Конгрессе.

Разумеется, речь идет о создании в равной степени и международного имиджа Китая как современной страны с развитой наукой и техникой. Ожидается, что Си Цзиньпин покинет пост главы КНР в 2022 году, однако с учетом того что КПК недавно присвоила ему титул «центрального лидера» наравне с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином, также носившими это звание, есть основания предполагать, что Си останется как минимум партийным лидером и после 2022 года, что гарантирует дополнительную поддержку курса, направленного на вывод китайской космической отрасли на ведущие мировые позиции.

Но есть еще и второй немаловажный вопрос, связанный с выходом Китая на передовые космические рубежи. Если США проявляют озабоченность из-за того, что могут уступить свое космическое лидерство Китаю, то почему аналогичной озабоченности не проявляет Россия? Тем более, в отличие от США, планы нашей страны в космосе куда более туманны и значительно менее амбициозны. Согласно утвержденной в этом году «Федеральной космической программе до 2025 года», никаких полетов российских космонавтов ни на Луну, ни к Луне до 2025 года не запланировано. По словам источника в Роскосмосе, если российские космонавты полетят к Луне и на Луну, то произойдет это не раньше 2035 года и лишь при условии, что к тому времени планы Роскосмоса не претерпят очередного кардинального пересмотра. А это вполне вероятно с учетом серьезного сокращения финансирования гражданской космической отрасли.

Ходили разговоры о создании после МКС некоей российской высокоширотной периодически посещаемой орбитальной станции, но научно-техническая и экономическая необоснованность подобной идеи привела к тому, что она осталась на уровне гипотетической возможности. Единственный более или менее конкретный инновационный проект, который реализуется в настоящее время Роскосмосом, – это корабль «Федерация». Однако отсутствие у России после 2024 года крупных пилотируемых объектов на околоземной орбите, куда «Федерация» мог бы доставлять людей и грузы, может привести к тому, что новый корабль будет автономно летать по сценариям краткосрочных миссий «Союзов» 1960-х годов.
Таким образом, есть два варианта ответа на вопрос, почему у России не вызывает беспокойства вероятное лидерство Китая в космосе. Первый – нам в принципе все равно, обойдет Китай Россию или нет. Второй – уже достигнута предварительная договоренность об интеграции российской космической отрасли в китайскую. На возможность такого варианта в середине октября намекнула представитель китайской программы пилотируемых космических полетов У Пин. «В ходе реализации программы строительства космической станции КНР рассчитывает вести углубленное сотрудничество и обмены с Россией в отборе и обучении космонавтов, проведении научных экспериментов, технологической сфере и других областях», – сказала она, отметив, что с момента начала осуществления в Китае программы пилотируемых полетов было успешно реализовано более 20 совместных российско-китайских космических проектов.

Разумеется, Россия будет в этом партнерстве выступать в качестве «младшего брата», ибо теперь ей такое партнерство нужнее, чем Китаю, который уже продемонстрировал возможность осуществлять все крупные космические проекты собственными силами. А поскольку КНР уже взяла у нашей страны все основные, не выходящие за рамки околоземной деятельности наработки в области космонавтики, очень возможно, что участие России в этом партнерстве будет сведено к тому же формату, в котором она сотрудничает с компанией «Боинг». Россия поставляет для «Боинга» титан, а в расположенном в Москве конструкторском центре этой самолетостроительной фирмы работают более тысячи российских инженеров, проектирующих некоторые элементы и узлы для новых типов лайнеров.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

496

Похожие новости
02 декабря 2016, 21:09
03 декабря 2016, 15:54
02 декабря 2016, 21:09
02 декабря 2016, 17:24
03 декабря 2016, 08:09
02 декабря 2016, 17:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
29 ноября 2016, 13:39
26 ноября 2016, 23:00
29 ноября 2016, 18:09
29 ноября 2016, 14:24
27 ноября 2016, 22:54
26 ноября 2016, 16:45
26 ноября 2016, 15:48