Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война Карикатуры

Как снимали Хрущева

Наш корреспондент позвонил в американский город Провиденс (штат Род-Айленд), где уже более 20 лет живет и работает сын бывшего советского лидера - он преподает в местном университете.

ИЗ АРХИВА

Никита ХРУЩЕВ: Не прошу милости - вопрос решен... Зачем буду искать краски и мазать вас?

Подробная стенограмма на заседании Президиума ЦК КПСС не велась. Но сохранились короткие записи, которые по ходу обсуждения «текущего вопроса» делал Владимир Малин, в 1954 -1965 гг. - зав. общим отделом ЦК КПСС.

Вот запись «последнего слова» Никиты Хрущева, точнее, фрагменты, из которых более менее понятно, о чем идет речь... И еще это - пожалуй, наиболее яркая иллюстрация, свидетельство того, что в стране тогда произошло уникальное событие. Впервые в советской истории лидера государства отстраняли от власти его соратники. Некоторые историки называли это «демократическим государственным переворотом»...

«...т. Хрущев. С вами бороться не могу, потому, что с вами боролся с антипартийной группой.

Вашу честность ценю. По-разному относился, прошу извинения за грубость т. Полянского и Воронова.

Гл[авная] ошибка - слабость проявил, а потом не оказал сопротивления [предложению?] о совмещении постов.

Совмещать [ли] пост первого секретаря ЦК и пост Председ[ателя]...

Грубость по адресу Сахарова признаю, Келдыша — тоже.

Зерно и кукуруза - придется вам заниматься.

По международ[ным] вопросам:

По Кубе - риск неизбежен был, надо разумно...

Укрепление соц[иалистического] лагеря, все надо делать, чтобы трещины не было.

Не прошу милости - вопрос решен.

Я сказал т. Микояну - бороться не буду, основа одна.

Зачем буду искать краски и мазать вас?

И радуюсь, - наконец, партия выросла и может контролировать любого человека. Собрались и мажете говном, а я не могу возразить. Чувствовал, что я не справляюсь, а жизнь цепкая, зазнайство порождало.

Выражаю [согласие с предложением написать заявление] с просьбой об освобожден[ии].

Если надо - [скажите,] как надо поступить, я так и поступлю.

Где жить? Спасибо за работу, за критику.»

«Ни хрена не читаете...»

- ...Сергей Никитич, здравствуйте! Услышал ваш голос, а передо мной как раз портрет Никиты Сергеевича, и я вас чуть Никитой Сергеевичем не назвал.

- Бывает...

- У меня к Хрущеву свой счет из детства. Когда я был маленький, я стоял в очередях за хлебом в Оренбургской области, в городе Новотроицке. Представляете?

- Да, тогда были очереди, но не такие, как были до Хрущева. До Хрущева были очень большие очереди.

- Вы-то не стояли.

- Ну как? Что значит, я не стоял? Я не стоял. Я жил же не в крепости, а все друзья мои жили нормальной жизнью. Я знаю, где что было и кто за чем стоял. Самые очереди были в 63-м году как раз.

- И вы называете это нормальной жизнью?

- Я не называю это нормальной жизнью. Мы шли от сталинского карточного мира, когда в очередь становились в Москве за хлебом в шесть утра, а уже к 10 утра этого хлеба не было. И тогда, когда вообще ничего не было. Все происходит через ступени. Вы знаете, что пятиэтажки, отдельные квартиры – люди считали это за счастье. А теперь их называют хрущобами.

- Я жил, это спасибо вашему папе, нашу семью – трое детей у моих родителей было, - поселили на четвертом этаже кирпичной хрущевки. Там печка была.

- Кирпичной хрущевки не было. Это были самые первые дома. Это сейчас уже так называют.

- Ну, да... Я чего позвонил-то? 50 лет октябрьскому пленуму. Я его тоже хорошо помню. Какое у вас настроение? Вы будете как-то переживать все эти моменты снова? Или вы уже все пережили?

- Я не буду переживать все эти моменты. Потому что нормальный срок пребывания человека у власти – примерно 8-10 лет. После этого он вырабатывает свой срок. И он подлежит замене, что ли. Собственно говоря, Хрущев это понимал. Но он в 1964 году сказал: «Я отпраздновал 70-летие. И после следующего съезда КПСС (а он должен был быть в 65-м году) я ухожу, будете без меня». Он уже даже на заседаниях президиума ЦК говорил: «я» и «вы».

- А чего же он не ушел? Довел до того, что его выгоняли?

- Он не довел до того, что его выгоняли. Речь шла о том, что Хрущев сказал в 62-м году, что централизованная система не работает. Командная система. И он начал ее реорганизовывать. Децентрализовывать. Сначала на уровне регионов, потом эти регионы стали копировать центр.

- Что такое – децентрализация в то время?

- Это то, что сейчас называется рыночной экономикой. Когда не Госплан и министерства принимают решение, где кому что производить, а принимает это решение владелец фирмы или директор предприятия, который обладает свободой, как в Китае.

Он говорил, что нужно создать систему, когда предприятие будет выплачивать оброк государству, то есть платить налоги. Мы заключим договор с ними на пять лет, а дальше они будут делать, что хотят, как хотят. И использовать прибыль по своему усмотрению. Это было подготовлено. И в начале октября 64-го эта группа молодых в то время экономистов, один из них – Виктор Белкин, еще до сих пор жив, - отправили свои предложения Хрущеву. Но уже получил это все Косыгин. (Стал председателем Совмина СССР после Хрущева. - А.Г.)

Естественно, все министры были недовольны этим делом. Потому что ликвидировалась эта система. И это было то, что позже сделал Дэн Сяопин. Хрущев сказал, что мы не можем приказывать все время крестьянину, чтобы он работал. Он должен работать, исходя из своей выгоды. И мы должны отказаться от этой команды партийной. И он ликвидировал райкомы партии, которые перешли под управление межрегиональных производственных управлений в сельском хозяйстве. И он разделил обкомы партии, которые перешли в подчинение этим совнархозам, что вызвало большое недовольство на всех уровнях власти. Более того, он провел ревизию в течение двух лет всех обкомов. Сказал, что секретари обкомов у нас достаточно неквалифицированные. И 40 процентов из них уволили. Но они оставались членами ЦК. И потом на пленуме голосовали за отставку Никиты Сергеевича...

- Ему вменяли, что он Сталина поносит до неприличия. Это Дмитрий Полянский, член Президиума ЦК КПСС говорил.

- Ну что, правильно. Он Сталина ругал. Считал, что Сталин был диктатором, который повинен в очень многих бедах. В том, что мы потерпели столько поражений в первые годы войны, когда Сталин не доверял своим генералам. Что мы индустриализацию проводили варварскими методами. Когда при каждой ошибке людей сажали тысячами. И он действительно был болен Сталиным. В отрицательном плане. И он считал, что должен сделать все, чтобы не допустить появления нового Сталина у нас.

- Геннадий Воронов, тоже член Президиума ЦК КПСС, говорил, что в результате неправильного, непартийного отношения товарища Хрущева создалась нетерпимая обстановка, возник новый культ личности Хрущева.

- Культа не было. Культ личности должен создаваться, когда вы действительно обожествляете этого человека. Когда вы выпалываете всю возможную критику, которая возникает, и посылаете людей в лагеря.

Было восхваление личности, которое было всегда в России. Но если вы, с одной стороны, везде развешиваете портреты вашего лидера, а с другой стороны, про него рассказывают анекдоты, - это не культ личности. (Подробнее об анекдотах про Хрущева читайте ниже. - А.Г.) Это восхваление, которое, как только этого лидера увольняют с работы, превращается в поношение. А культ личности – это культ личности Сталина, который был создан. Мы до сих пор верим, что Сталин победил в Великой Отечественной войне. И большинство верит. Мы верим, что Сталин как раз является…

- Народ победил во главе с товарищем Сталиным!

- Индустриализация России на самом деле началась от Александра II, задолго до Сталина задолго. Вот это культ личности.

И еще Хрущев сказал в 64-м году, что мы должны омолодить президиум ЦК. То есть - сам уйду, и вы со мной уйдете, а мы сюда приведем молодых людей. Естественно, у этих людей, которые заседали в ЦК, у них встала дилемма: либо мы Хрущева уберем, либо он нас уберет.

- Это что-то новенькое.

- Да как новенькое? Если вы думаете и смотрите факты, то вы это увидите. Почитайте мою книгу «Реформатор». Ни хрена не читаете...

«Не верьте «Серым волкам»

- Я внимательно прочитал и «наброски» - того, что происходило на заседании президиума ЦК, и часть выступлений... Одна из основных претензий, которую члены хрущевского президиума выдвигали против Хрущева же, - это его грубость по отношению к коллегам. Непартийное поведение. То академика Келдыша обидит, то…

- Что значит – грубость?

- Извините, что перебиваю. К вам в Америку все-таки дорого звонить.

- Он им иногда говорил, что вы бездельники.

- Нет, он матом крыл их. И слово «жопа» - самое необидное, - из тех, которые он говорил товарищам по партии.

- Матом он их не крыл. Потому что Хрущев, так же, как, кстати, и Ельцин, вообще матом не разговаривал ни с кем, никого не крыл.

- Да ладно! Неужели?

- И по его воспитанию, которое еще было дореволюционным, мата в его словаре просто не было. Вот в словаре Горбачева мат был. И вообще многие интеллигентные люди матом обращаются. У него самые большие ругательства были «турок» и «бездельник».

- Это что, они понапридумывали, что ли - на заседании президиума?

- А они, кстати, не говорили, что он матом крыл. Насчет мата, это, понимаете, на всякую историю всегда наслаивается культурное восприятие следующего поколения. Следующее поколение за Хрущевым было матершинное. Когда говорят «ругался», то это уже обязательно матом.

- Но вот у меня же сейчас список самых безобидных выражений Никиты Сергеевича, которые он употреблял, общаясь с коллегами: «Дурак, бездельник, лентяй, мокрая курица» – обидные слова якобы говорил Хрущев.

- Если вы бездельник, вам редактор тоже говорит: бездельник вы, Гамов. Подтянитесь. И он говорил.

- Мне главный редактор так не говорил.

- Значит, тогда вы хорошо работаете?

- Я не знаю... А вы папу просто защищаете.

- Я ничего не защищаю. Я вам говорю, что есть на самом деле. А вы мне пытаетесь рассказывать истории, которые доминируют в общественном сознании, но не опираются на факты.

- Я же должен с вами полемизировать. Я же из той очереди, которая за хлебом стояла.

- Полемизируйте! Я же не повышаю голос.

- Вы вот сейчас повысили как раз. Ага - такие нотки хрущевские.

- Я просто добавил обертонов... Мне обидно, когда мне возражают с точки зрения…

- …дилетанта.

- Как сказать… Невежества.

- Понял. Извините, если еще проявлю невежество. Но я помню. Я не раз читал, когда Хрущев улетел в Москву, он пытался связаться с командующим Киевским военным округом, чтобы удержать власть. Это так?

Невыразительный Брежнев заменил у власти колоритного Хрущева в полном соответствии с формулой «побеждает среднейший», которую вывел советский социолог и сатирик Александр Зиновьев, автор этой карикатуры. Тем не менее в глазах наших современников именно Леонид Ильич остается самым популярным лидером страны ХХ века.

Фото: предоставлено Ольгой Зиновьевой

- Это вы в кино видели, которое называется «Серые волки». И которое делалось по моей книге.

- Вот!

- Когда я сказал режиссеру, что этого никогда не было, он сказал: ты там был? Я говорю: не был. И я там не был. Ты так думаешь, а я так думаю. Так что это вы уже… Я на него тоже не обижаюсь. Когда я своему литературному агенту это рассказал, он сказал: если бы твою книгу в Голливуде экранизировали, ты бы вообще ничего не узнал. Это кино. Кино у нас становится предметом истории. Точно так же мы знаем Петра Первого по кино.

- Но он же хотел власть удержать? Или уже не хотел?

- Он не хотел власть удержать. Когда он узнал, что против него идет заговор, это было в середине сентября, нормальный политический человек принимает какие-то меры.

- Вы же тоже знали, что заговор. Вам же Микоян про это рассказал, правильно?

- Это я рассказал, я не Микоян. А Микоян потом разговаривал с Голюковым. А он вместо того, чтобы принимать меры, собрался и уехал в отпуск.

- Голюков – это кто?

- Вы историю не учили.

- А я учил.

- Такое впечатление, что по американским учебникам... Голюков - это бывший охранник Игнатова. А это кто такой - хоть знаете?

- Николай Игнатов - председатель Президиума Верховного Совета РСФСР.

- Позвонил мне и рассказал, что вот готовится такой заговор против Хрущева. Я рассказал отцу. Отец поручил с Голюковым поговорить с Микояном. Вот я привел Голюкова к Микояну. Они говорили. Я это записывал, и потом привел в своей книге. А моя стенограмма издана сейчас в РОССПЭНе в одном из томов.

- Никита Сергеевич подставился?

- Он не подставился. Он считал, что он свою миссию выполнил. Он проработал 10 лет, он привел этих людей к власти.

- Это он вам так говорил?

- Он ничего об этом не говорил.

- Вы же ему говорили: «Папа, заговор!», чего он вам сказал?

- Он сказал: Брежнев, Подгорный, Шелепин и Семичастный вместе – как-то не очень правдоподобно. И больше ничего не сказал. Мы с ним на эту тему не разговаривали.

- Я читал, что разговаривали.

- Я ему задавал вопросы, но он же со мной такие вопросы не обсуждал.

- Вам сколько лет тогда было?

- Тем более, когда такая информация приходит, вы не знаете – это правда или неправда. Пришел какой-то офицер и сказал: вот тут есть заговор. А есть люди, с которыми я много лет проработал. Мне тогда было 29 лет.

«Мой отец не был ни авантюристом, ни волюнтаристом»

- А возьмем Карибский кризис. На президиуме и потом на пленуме в вину Хрущеву ставили то, что он умудрился туда ядерный потенциал завести на Кубу.

- Ну и что?

- По сути, поставил мир, это говорили члены Президиума, на грань ядерной катастрофы.

- Понимаете, что значит – поставил мир на грань ядерной катастрофы. Ядерный потенциал был всегда у Америки, в Европе, в Японии и в других местах. Когда Кастро заявил после Залива Свиней, где он разбил вторжение, что он официально присоединяется к Варшавскому блоку, то тем самым он поставил Хрущева в тяжелое положение. До этого Хрущев говорил: мы поддерживаем Кубу, но постольку поскольку мы тем самым противостоим Америке. А здесь есть обязательство любой сверхдержавы – поддерживать всех своих клиентов и союзников, иначе вы потеряете лицо. И тем самым в то время Куба превратилась для Советского Союза в аналог Западного Берлина для США. Небольшой бесполезный клочок земли внутри территории, где доминирует противник. Но если его не защитить всеми средствами, то вы потеряете лицо как сверхдержава. И Хрущев, перебирая разные возможности, пришел к выводу, что защитить его можно, только послав туда ракеты с ядерными боеголовками, как сигнал американцам: не нападайте на Кубу, мы ее будем защищать.

И началась такая паника, которую и Кеннеди, и Хрущев, как два трезвых политика, не допуская до войны, разрешили, придя к обоюдному согласию. Мы даем слово не нападать на Кубу, а так как ракеты уже свое сыграли, Хрущев сказал: а мы свои ракеты заберем. Когда человек снимает, на него валят все вины. Если вы перевернете ту же книжку на 50 страниц назад и посмотрите стенограммы заседаний, посвященных кубинскому кризису, все голосовали за постановку ракет. Один Микоян сказал, что ему кажется, что это опасно. На что Хрущев ему сказал: Анастас, это не только опасно, это авантюра. Но если мы этого не сделаем, мы потеряем Кубу и потеряем свое лицо. Американцы дальше будут делать что хотят. Мы имеем это сейчас с расширением НАТО и со всеми 24 удовольствиями вокруг Украины.

- Ваш папа был авантюрист или волюнтарист, я что-то не пойму?

- Он не был ни авантюристом, ни волюнтаристом. Он был политик, который допускал разумный риск. Он прошел большую школу политики, он прошел войну. Он понимал, что без риска в политике ничего не обходится.

Если вы делаете шаг назад - ваш противник или оппонент делает шаг вперед. Я привожу сегодняшний пример. Была граница НАТО по границам Венгрии, Германии и так далее. Сейчас она проходит по границам Украины и России. ну и что?

- Вот гады!

- Сделал шаг назад Горбачев, американцы сделали шаг вперед. И все вернулось на круги своя.

- Вот гады!

- Почему гады? Не гады. Это нормальная геополитика. Если бы американцы сделали шаг назад и ушли из Европы, так же, как Горбачев отсюда, то, может, сегодня…

- Они же обещали не распространять.

- Они обещали. А потом Клинтон сказал: я передумал.

- А вы сейчас за нас или за американцев?

- Как говорил Чапаев, я за Третий интернационал. Я считаю, что американцы совершили глупость, сменив режим в Киеве, не понимая, что от этого никто ничего не выиграет. А теперь так же, как развязали тем самым эти столкновения, и теперь расхлебываются, как они расхлебываются в Ираке. Если говорить в таких терминах, то я за нас. Потому что считаю, что инициаторами этого кризиса были американцы.

- Как вы там живете с ними, с этими американцами?

- Я живу спокойно. Я переживаю. Сейчас эта очередная авантюра с Украиной. Но я живу не в Вашингтоне, я живу в деревне, своих студентов учу. Им рассказываю правду про Украину, про Россию.

- И про Хрущева?

- Нет, про Хрущева я не рассказываю. У меня немножко другая тема. У меня тема преподавания – современная Россия.

«У вас - проявление жлобства»

- На заседании президиума Суслов, в частности, обвинял Хрущева в том, что он стал своих близких родственников за границу с собой возить.

- Сталин вообще за границу не ездил. Он боялся ездить за границу.

- А, например,Тегеран-43 возьмите.

- В Тегеран он поехал вынужденно. А когда его приглашал Рузвельт в Америку, он под всеми видами отказался. Хрущев, действительно, возил своих родственников. И меня в том числе. Я был первым, кого взяли в Англию в 1956 году.

- Это же на халяву получаете, извините, Сергей Никитич.

- Когда обсуждали этот вопрос, как ехать, то МИД и Микоян, как главный исполнитель, сказали, что на Западе производит хорошее впечатление, когда человек приезжает с женой, с детьми, показывает, что он нормальный человек.

- Вы за госсчет летали, правильно? Вы свои же деньги не платили?

- Как Никита Сергеевич объяснял? Он говорил так: самолет летит туда пустой. Поэтому, если мы сажаем еще одного человека, никто ни за что не платит. А там, за рубежом, за содержание платит принимающая сторона. Поэтому все для нас получается бесплатно. А командировочных в этом случае не только нам не платили, но не платили и членам делегации по тем же причинам, что там все обеспечивает принимающая сторона. И члены делегации очень на это дело бурчали.

- Сколько раз вы так летали с папой вместе?

- Три раза... Нет, четыре.

- А сколько у вас машин было лично?

- У меня была сначала «Победа», потом ее у меня забрал комендант, то есть взял, практически денег мне не давал. Потом у меня был «Фиат», который подарил Насер. (Гамаль Абдель Насер, президент Египта. - А.Г.) И еще была «Татра», которая не ездила, но она была на меня зарегистрирована.

- То есть у вас три машины было?

- Я же говорю - на меня были зарегистрированы три машины. А машина у меня была одна. Потому что было так тогда. Тогда были разные проблемы с регистрацией. Машины передавались по доверенности.

- А вам не стыдно было иметь три машины в те времена?

- Еше раз - у меня не было три машины, у меня была одна. Это выдумано было, что были три машины. У меня была одна хорошая машина – «Фиат». Зачем мне три машины?

- А у зятя Никиты Сергеевича, у нашего бывшего главного редактора, а в то время главреда «Известий» Алексея Аджубея сколько было?

- У него тоже была сначала «Волга», а потом тоже был «Фиат». Потому что Насер, когда приезжал, он подарил одну машину мне, одну машину Никите Сергеевичу, одну машину Аджубею. «Фиат» в тропическом исполнении, без печки.

- А нам, тем, кто стоял в очередях за хлебом, машины не дарили!

- Вам машины не дарили, но вы имейте в виду, когда говорят… Вы в другом положении были. Тут ничего не сделаешь. Ну, а вопросы все эти ваши... Это уже у вас проявление того, что в народе называется «жлобство».

- Я что, жлобство проявляю, что ли? Нет, я не жлоб!

- Жлобство такое и есть. Знаете, как говорят: у них денег куры не клюют, а у нас на водку не хватает.

- Я чувствую, вы тоскуете по Родине?

- Нет, почему тоскую? У меня российский паспорт. Как только захочу, я туда сразу приеду.

- Я чего еще позвонил-то? А вообще Никита Сергеевич знал, что мы давимся в очереди за хлебом?

- Конечно, знал. И даже когда в свое время, если вы прочитаете воспоминания Семичастного, который был председателем КГБ, ему Шелепин, передавая власть, сказал: «Хвалебных информаций Хрущеву не неси, неси только там, где его ругают». Конечно, он знал все это дело. Это был неурожай 1963 года. Он считался по науке раз в сто лет какой бывает. В 1964 году был самый большой урожай.

И вообще напишите: Хрущев оставил нам великую страну, А Ельцин с Горбачевым ее просрали.

- А мы это уже печатали в вашем интервью. (См. Сергей Хрущев: «Крым передал Украине не Никита Сергеевич, а Борис Николаевич», «КП», 20 марта с.г.)

- Еще раз напечатайте.

- Ладно...

Готовились полгода, голосовали пять минут

- Сколько времени ушло на подготовку отставки Никиты Сергеевича и саму отставку?

- Я думаю, что у них активные договоренности начались где-то летом 64-го. Они вели разговоры со всеми членами ЦК для того, чтобы подготовить голосование. Договаривались, собирали большинство.

- А сама отставка – двое суток?

- Отставка занимала пять минут. Собрались на пленуме, выступил Суслов 15 минут. И Брежнев сказал: будем голосовать. Вот и вся отставка. Хрущев до этого сказал: я сопротивляться не буду.

- Мог он все-таки посопротивляться? Какие-то войска поднять?

- Думаю, нет уже. Потому что он не хотел сопротивляться с самого начала. Он считал, что он свой срок отслужил. И он надеялся, что те люди, которые придут после него, которых он привел во власть, продолжат эти реформы. Что они децентрализуют экономику, что они введут в действие ту конституцию, которую он подготовил, которая обеспечивала более демократические выборы, не из одного кандидата. И так далее. А оказалось, что они пошли совсем по другому пути. Но он-то этого не думал. Он не думал, что они… Он считал, может быть, следует вернуться к многопартийной системе, а они ввели статью в конституции, что только одна партия, которая является руководящей силой. В этом была его трагедия, что его наследники, так же как наследники Александра II, свернули с пути реформ и привели страну к революции.

- А почему стенограммы снятия Хрущева в полном виде так и не велись.

- Их не было. Я думаю, что Брежневу не нужны были стенограммы, он боялся этих стенограмм. Он и Малину, может быть, не разрешил эти записки делать. Стенографирование заседаний президиума ЦК ввел Хрущев. Потому что Сталин тоже старался держать это в большом секрете. И только Молотов, а потом Маленков делали какие-то заметки. А Хрущев считал, что требуется фиксация этого обсуждения. Он не вещал, как Сталин. Давайте стенографировать. Все заседания не стенографировались. Но если вы прочитаете это издание, которое сделал Фурсенко, там есть стенограммы заседаний. Но не всех. На этом заседании, которое собиралось впопыхах и волнении, Брежневу никакая стенограмма не нужна была.

- Два дня заседали. Почему не могли по-быстрому снять?

- Потому что Брежнев хотел, чтобы все выступили и все сказали, что они его поддерживают. Чтобы потом всегда можно было человеку сказать: ты был на моей стороне. Когда Микоян что-то сказал такое, то все сразу на него ополчились. Когда Гришин начал со слова «мы здесь ваши друзья», на него ополчились: «Здесь нету друзей». Так как заседание началось во второй половине дня, они просто не успели. Они разъехались поздно вечером 13-го. На заседание утром съехались. А уже после обеда провели пленум.

Что было бы, если бы вернулся маршал Жуков?

- Много версий - зачем Хрущев перед тем, как отправиться в свой последний перед отставкой отпуск, звонил маршалу Жукову?

(Напомним: с 1955 года по 1957-й Георгий Жуков был министром обороны СССР. В 1957 году исключён из состава ЦК КПСС, снят со всех постов в армии и в 1958 году отправлен в отставку.

- Сначала Жуков написал Хрущеву письмо. Что вот неправильно его роль освещают везде. Хрущев с ним созвонился.

- А на что жаловался Георгий Константинович?

- У Жукова были свои счеты с Коневым, Чуйковым, с другими маршалами. Те на него писали что-то. И он позвонил Хрущеву. Хрущев ему сказал, что да, во многом, наверное, тебя оговорили передо мной. Вот вернусь – встретимся, поговорим.

- Если бы Хрущев Жукова приблизил бы, его бы не свергли бы?

- Если был он Жукова не отстранил от власти и Серова (Иван Серов - председатель КГБ СССР в 1954 - 1958 гг) не убрал, возможно, его не свергли бы. А, возможно, его свергнул бы Жуков.

- Или не свергнул бы...

- Откуда мы можем знать? Жуков видел по-своему это все. Ведь проблема недемократической страны состоит в том, что демократия – вы ждете следующих выборов, а когда у вас страна авторитарная, то вы строите заговоры, как правителя свергнуть. Из разных соображений, очень часто самых хороших. А правитель пытается вас нейтрализовать.

- У нас сейчас Россия не авторитарная.

- Россия сейчас между авторитарной и демократической страной. Она находится в переходном периоде...

- Какие пять самых крупных достижений Никиты Сергеевича? Он развенчал культ личности Сталина – это самое главное, правильно?

- Я думаю, что самое первое его достижение то, что он понял, что централизованная система не работает. И ее нужно реорганизовывать. Об этом мы с вами говорили в самом начале.

- Так...

- Второе достижение – он начал массовое строительство жилья. Вот вы же сами сказали в начале, что жили в нормальной квартире.

- Да...

- Третье достижение – он закончил реформу Столыпина и освоил целинные земли. Четвертое - он развернул страну от сталинского понимания неизбежности третьей мировой войны, Сталин считал, что она начнется не позже 1956 года, - к тому, что называлось мирным сосуществованием. Несмотря на все кризисы, он провел страну мимо всех этих скал и заставил американцев де-факто признать Советский Союз равным. И пятое – то, что он решился сказать правду о Сталине. Хотя здесь есть много «но»: надо ли говорить правду такую народу? Видите, до сих пор это не воспринимается. А может быть, стоит спустить на тормозах.

- И пять ошибок Никиты Сергеевича?

- Не знаю, какие пять ошибок. Я могу сказать, что одна главная ошибка у него была. Не надо было всем этим заниматься, а надо было сесть в Кремле, начать строить парки, стадионы, дворцы. А все бы жили, как и жили, в подвалах. А потом бы говорили не «хрущебы», а «хрущевская архитектура».

- Это вы шутите?

- Я серьезно говорю. Сегодня Хрущева считают за отрицательного героя российской истории. А Сталина – за положительного. А если бы Хрущев построил новый сад Тюильри или Версальский дворец, сейчас бы все говорили: о, да! Вот это архитектура!

КСТАТИ

5 основных достижений...

1. Разоблачение культа личности Сталина, реабилитация репрессированных.

2. Первый спутник, Юрий Гагарин.

3. Раскрепощение колхозников, выдача им паспортов.

4. Начало массового жилищного строительства - «хрущевки»

5. Распахал целину в Казахстане и в Сибири.

Обложка журнала «Тайм» (США) за 6 января 1958 г.: Никита Хрущев - человек года - с первым спутником Земли (запущен в СССР 4 октября 1957 г.).

… и 5 ошибок Никиты Хрущева

1. Передаче Крыма Украинской ССР в 1954 г.

2. Расстрел рабочих в Новочеркасске в 1962 г.

3. Принудительное насаждение кукурузы на всей территории страны. Ограничение подсобных хозяйств, приведшее к массовому забою скота.

4. Бездумное сокращение вооруженных сил: десятки тысяч офицеров остались без работы; на металлолом порезаны корабли 90% готовности.

5. Обещание построить коммунизм к 1980 г.




ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Борис ПАНКИН, экс-глава МИД СССР во время снятия Хрущева — зам. главного редактора «КП» : «Зять Никиты лишился постов и попал под надзор»

На последовавшем за снятием Хрущева партийном собрании решение, конечно, поддержали, но без эйфории. Кто-то даже вспомнил другое собрание по аналогичному поводу. На июньском Пленуме ЦК 1957 года, по настоянию Хрущева из ЦК была выведена так называемая «антипартийная группировка» в составе Молотова, Маленкова, Кагановича, Шепилова и др. Главным редактором «Комсомолки» тогда был Алексей Аджубей, зять Хрущева. Так вот один зам. главного редактора , Камиль Деветьяров, сказал тогда: «Сегодня нам сообщили , что люди, которым мы десятилетиями поклонялись, оказались антипартийными деятелями и мы должны поддерживать, а послезавтра скажут, что победители на этом пленуме оказались таковыми же, и мы опять будем кричать ура». Чем вызвал большое неудовольствие партийного секретаря. А оказалось, как в воду глядел.

***

Кому сочувствовали по-настоящему и открыто — это Алексею Аджубею. Он ушел от нас в в главные редакторы «Известий», но все дружеские связи остались. Вскоре после пленума его разбил жесточайший радикулит. И хотя он был сразу же лишен всех постов, его милостиво положили в «кремлевку», Центральную клиническую больницу в Кунцево.

Я и наш спецкор Виталий Ганюшкин решили навестить его. Но пропуск заказывать не стали. Мы проникли на территорию кремлевской больницы через какую-то прореху в заборе , которую я облюбовал, когда сам там лежал, и явились к нему прямиком в палату с бутылкой армянского коньяка и плитками шоколада. . Он лежал на койке в какой-то специальной растяжке , одна нога вверх . Очень нам обрадовался и растрогался, но все время косил глазами на сидевшую рядом с ним медсестру. А мы — вы не поверите — были настолько наивны, что лишь позже сообразили, что она выполняет при нем не только лечебные функции.

***

А вот к снятию Хрущева отношение было неоднозначное. С одной стороны, конечно, все понимали, какое великое дело совершил Хрущев, свергнув Сталина с пьедестала и выпустив на свободу репрессированных. Паспорта колхозникам при нем стали выдавать, то есть фактически раскрепостили крестьян еще раз, разрешив переезжать из деревень в города. С другой стороны, за 10 лет правления он уже раздражал и своим самодурством, и бесконечными странными экспериментами , нападками на ителлегенцию. Например, после разделения районов на промышленные и сельские появился такой анекдот: на границе районов обнаружился труп. Решили: если убит серпом — разбираться будет сельский район, а если молотом — то промышленный.

Словом, как в одном стихотворении говорится: там кружат в вальсе тень и свет.

***

Через какое-то время после избрания Брежнева генсеком меня включили в команду, которая писала доклад Брежневу для очередного съезда ВЛКСМ. Наш проект ушел к нему вместе с прикрепленной к нему бумажкой, озаглавленной «Проект. Замечания Л.И. Брежнева к проекту выступления...». Она была подготовлена помощниками. Через несколько дней нам было сказано: «Леонид Ильич тепло отнесся к тексту своего выступления и без замечаний одобрил текст своих замечаний».

А СЕЙЧАС - АНЕКДОТЫ...

«Маленький, лысый велел всю Луну кукурузой засадить»

- Вы сказали про анекдоты о Хрущеве. Это когда он при власти был, ходили анекдоты?

- Конечно.

- Можете хоть один вспомнить?

- Могу вспомнить. Когда говорили: можно ли завернуть слона в газету? Можно. Если в газете напечатана речь Хрущева.

- Объясню, кто не врубился - это значит, большая газета. Смешно... А еще?

- Сейчас я не помню. Вы меня ловите так.

- Это вы меня ловите.

- Я человек по складу к анекдотам отношусь равнодушно. И не помню не то что про Хрущева, даже армянского радио не слушаю.

- А я помню песенку времен Хрущева:

«Берия, Берия вышел из доверия.

А товарищ Маленков надавал ему пинков».

- Да, но это не Хрущева, это про Маленкова.

- Но это во времена Хрущева.

- Было много таких вещей. Были какие-то положительные анекдоты.

- Давайте!

- Что вот американцы прилетели на Луну, нашли там местных жителей, начали их расспрашивать. Они говорят: «А, тут уже до вас такой маленький лысый прилетел, велел всю Луну кукурузой засадить».

- Никита Сергеевич знал эти анекдоты?

- Он был тоже не большой сторонник анекдотов. Но в ежедневной справе КГБ ему эти анекдоты давали. Каждый руководитель получает от своей секретной полиции информацию в том ключе, в котором он требует. Хрущев требует информацию критическую, негативную. Ему давали анекдоты, высказывания. Кто говорил, что Хрущева надо повесить.

- Как он к анекдотам относился?

- Так же, как и я, он анекдоты не любил. Он не рассказывал анекдоты, ему анекдоты не рассказывали особенно. К этим анекдотам он относился как к данности. Раз рассказывают, значит они отражают какую-то действительность. То ли их можно проигнорировать, то ли нужно принять во внимание. Так же, как масса другой информации. Он читал все сообщения, все советские газеты, переводы из большинства заграничных газет каждый день.

И, НАКОНЕЦ, О ЦАРИЦЕ ПОЛЕЙ...

«До сих пор ем кукурузный хлеб»

- В детстве у нас продавали из кукурузы сироп. Мне нравилось. Вы ели такой?

- Ел, наверное. Я сейчас не помню. В кукурузе есть сахар, есть масло. Кукурузное масло продавали.

- А вы кукурузу любите?

- И хлеб кукурузный я сегодня на завтрак ел. Вкусный. Я люблю кукурузу, как все нормальные люди. Что-то я люблю больше, что-то меньше.

- Вы хлеб сами печете или купили?

- Этот хлеб для меня жена спекла. А вообще продается он здесь. правда, он дороже обычного.

- А еще чего кукурузного едите?

- Кукурузу обычную едим. Кукурузные хлопья едим с молоком. Кукуруза – это не столько еда и не столько сейчас источник этанола для того, чтобы заливать в автомобили. Кукуруза – это, как известно, в мире единственный источник выращивания мяса. И без кукурузы мяса не бывает, что Хрущев понимал. Так как он хотел увеличить производство мяса, увеличил же примерно в два раза. Надо было чем-то кормить. И кормить можно было кукурузным силосом. И сейчас этим же кормят.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Сергей Никитич Хрущёв, родился 2.07.1935 г. в Москве. В 1958-м окончил Московский энергетический институт. В 1958-1968 гг. работал в ОКБ Челомея замначальника отдела, разрабатывал проекты крылатых и баллистических ракет, участвовал в создании систем приземления космических кораблей, ракеты-носителя «Протон». Доктор технических наук. В 1963 г. был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Лауреат Ленинской премии, премии Совета Министров СССР. Работал также замдиректора Института электронных управляющих машин, зам. гендиректора НПО «Электронмаш». В 1991-м был приглашен в университет Брауна (США) для чтения лекций по истории холодной войны. Остался на постоянное жительство в США. Имеет российское и американское гражданство.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

1834

Похожие новости
19 августа 2017, 22:24
19 августа 2017, 20:54
20 августа 2017, 08:54

20 августа 2017, 04:54
20 августа 2017, 16:54
19 августа 2017, 20:54

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
20 августа 2017, 10:24
16 августа 2017, 00:40
16 августа 2017, 12:54
14 августа 2017, 08:54
15 августа 2017, 04:54
16 августа 2017, 04:54
18 августа 2017, 04:55