Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

К чему приведет назначение «министром войны» ИГ полковника Халимова?

Активно обсуждается новость о том, что таджикский перебежчик Гулмурод Халимов, бывший полковник МВД Таджикистана и начальник республиканского ОМОНа, перешедший на сторону ИГ (запрещённая в РФ), назначен там «министром войны» вместо Абу Умара аш-Шишани, недавно убитого в Сирии во время авиаудара.

Какие последствия могут быть у этого события?

Следует ли ждать усиления ИГ и более изощрённых действий в связи с тем, что теперь его боевыми отрядами командует специалист?

Таджикский омоновец, ставший террористом

Гулмурод Халимов родился в Таджикистане в 1975 году — значит, советское время он застал исключительно в школе: в 1991 году, когда распался Союз, ему было всего 16 лет.

Служить в ОМОН рядовым бойцом он пришёл только в 1997 году. То есть говорить о советской военной подготовке не приходится.

Он представитель тех самых среднеазиатских ОМОНов, при которых случились все «цветные революции» в регионе. И тот факт, что он дослужился до полковника и возглавил весь республиканский ОМОН, больше говорит о его политических навыках.

Стоит также добавить, что ОМОН — это спецназ с большой оговоркой. Они не занимаются спецоперациями в привычном смысле: освобождение заложников, захват хорошо подготовленных банд и так далее. Задача ОМОНа всегда — это охрана общественного порядка. В большинстве случаев во время массовых мероприятий: будь то митинги, шествия или просто мирные гуляния — их охраняет ОМОН.

Он же занимается подавлением массовых беспорядков, но только в случае всё тех же демонстраций, когда митингующие безоружны в большинстве своём.

Разгон демонстраций, задержание провокаторов, отсечение радикализованной части толпы — это их задачи, в этом они специалисты. А вот спецоперации по освобождению заложников, ликвидации бандформирований и так далее — это задача других полицейских спецназов. В России этим занимается СОБР МВД РФ.

Полковник КГБ в отставке, президент Международной общественной организации ветеранов органов безопасности «Вымпел» Сергей Шестов так характеризует нового военночальника ИГИЛ:

«Подготовка Халимова — с восточной ленцой; из него не сделали супер-военного, вождя или полководца. Особенно хромают знания теоретические.

Особого влияния у Халимова нет. Скорее всего, он нужен как лейбл, мол, мусульмане бывшего СССР пришли воевать за идеи ислама. Их там огромное количество сейчас.

Страны распавшегося СССР — самая удобная территория, там живёт много людей, недовольных властью. Они — удобная мишень для реакционного мусульманства, и этого надо бояться».

Полковник Шестов указывает на два основных момента.

Прежде всего, что Халимов как военный специалист не представляет из себя особенной угрозы, поскольку никогда не обучался именно ведению масштабных боевых действий. Но при этом он опасен как символ, который ИГ может использовать для активной вербовки новичков в свои ряды не только в Таджикистане, но и по всей Центральной Азии.

Из него сделали своего рода знамя и, надо отдать должное, весьма привлекательное: смотрите, мол, гастарбайтеры, вы там в России спину гнёте, а ваш земляк вон какую карьеру сделал в «Исламском государстве». Фактически министром обороны стал! И, как справедливо отметил Шестов, это действительно опасно, «этого следует бояться».

Что же касается профессиональных навыков Халимова, то ему, правда, особенно похвастаться нечем. Особенно учитывая тот факт, что в армии ИГ и так хватает действительно профессионально подготовленных военных, которые не просто прошли всю выучку военной науке, но и отлично разбираются во всей специфике и нюансах региона.

Это, в первую очередь, остатки армии Хусейна, которую американцы и новые иракские власти оставили за бортом жизни, и которые как раз сформировали основное ударный костяк ИГ. А там были и весьма высокопоставленные офицеры.

Согласен с невысоким мнением о Халимове и заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин:

«Я бы не преувеличивал степень военных талантов Халимова. Руководил он таджикским ОМОНом, во-первых, не так долго, во-вторых, там кто только им не руководил, этим ОМОНом, и до Халимова, и после.

К его плюсам следует отнести то, что он проходил воинскую подготовку на курсах и в России, и особенно в Соединенных Штатах. Но опять же, а кто ее только не проходил?

В Центральной Азии через разнообразные тренинги, в первую очередь, которые проводятся в рамках „партнерства ради мира“ Североатлантического Альянса, прошло большое количество офицеров среднего, и в некоторой степени высшего командного звена, начального состава, сержантов. Это еще не говорит о каких-то особенных воинских талантах».

Следует уточнить, что в России Халимов проходил не воинскую подготовку, а стажировку, причём конкретно по линии его службы в ОМОН. Никакие военные его не обучали никаким специальным методам ведения боевых действий. Это была стажировка и повышение опыта именно по охране общественных мероприятий и противодействию массовым беспорядкам.

А вот с обучением от США совсем другая история. Там он действительно принимал участие в военных тренировочных программах Госдепартамента, что подтвердило само американское ведомство. На этих курсах Халимов, по информации Госдепа, изучал предупреждение и предотвращение террористических атак.

Сам Халимов признавался, что он три раза посещал США, а также проходил военное обучение в частной военной компании Blackwater.

Возникают вопросы, чему в США научили Халимова такому по противодействию терроризму, что он сбежал к этим самым террористам. Подобные инциденты подтверждают высказываемые версии о том, что у США в ИГ полно «своих» людей, причём на важных ролях.

Таким образом, теории о том, что ИГИЛ мощно усилился, получив в свои ряды такого подготовленного специалиста, и теперь следует ждать изощрённых нападений и терактов, подготовленных выходцем из спецслужб, или опасности для России, потому что он «знает все наши слабые места» — все эти теории необоснованы.

Но зато есть другая сторона монеты — куда менее сенсационная и не такая интересная, но зато представляющая реальную опасность.

Это всё то, что относится к важнейшей составной части деятельности ИГ — вербовке новых сторонников и «раскачке» государственной власти через ячейки радикальных исламистов в тех странах, куда ИГ намерен прийти.

Они известны тем, что никогда не бросаются в кавалерийскую атаку на неподготовленные регионы. Сперва там долго и старательно совершается дискредитация действующих властей и радикализация общественных настроений. И уже на этой волне в новую страну въезжает «всемирный халифат».

Агитация и пропаганда

И тут стоит начать даже не с Халимова, а с его предшественника — Умара аш-Шишани, в миру — Тархана Батирашвили, также известного как Умар-чеченец.

Тархан Батирашвили тоже не обладал никаким специальными знаниями и не разбирался в военной науке. Зато у него были другие достоинства, благодаря которым такие, как он или Халимов, становятся в ИГ «министрами войны», а профессиональные военные сидят в окопах.

Батирашвили был грузином (кистинцем, грузинским чеченцем - РусНекст), но родился в печально известном Панскисском ущелье, где проживает множество чеченцев, и во время обеих чеченских войн сражался на стороне террористов против российских федеральных сил. Кстати, в отличие от своих православных земляков-грузин, он принял ислам. И это отдельная история, которая заслуживает упоминания.

Дело в том, что Батирашвили принял ислам в тюрьме, куда его засадили во время правления печально известного «защитника прав человека и демократии» Михаила Саакашвили. А по словам отца Тархана Батирашвили, просто дали срок безо всяких доказательств. Именно там, в грузинской тюрьме, Тархану «повезло» встретить исламского проповедника, после чего он и принял ваххабизм, а после выхода на волю в 2012 году поклялся начать «джихад против неверных». Возможность быстро предоставилась, когда заполыхал Ближний Восток после вторжения США в Ирак.

Так же, как и Халимов, Батирашвили примкнул к боевикам ИГ (в 2013 году) и довольно быстро стал «министром войны». Причём, в отличие от Халимова, у Батирашвили вообще не было никаких специальных военных знаний — он был обычным боевиком-террористом.

Но зато он воевал в Чечне, имел там определённую популярность и связи. Вероятно, именно это стало критерием отбора на руководящую роль в ИГ.

Впрочем, насладиться связями Батирашвили в Чечне идеологам Исламского государства так и не довелось — в марте 2016 года его тело было обнаружено в ходе зачистки района Албу Обейд к востоку от Эр-Рамади после авиаудара.

Таким образом, вакансия «министра войны» Исламского государства снова оказалась открытой. Знатная «текучка кадров» наблюдается, но фанатиков, понятное дело, это не останавливает.

Халимов в известной степени повторяет судьбу своего предшественника, с той лишь разницей, что как раз в 2013–2014 года «Исламское государство» активно сыпало угрозами в адрес России, и «министром войны» они сделали Умара-чеченца.

Теперь же у ИГ новый план — они пытаются осваивать Афганистан и готовятся к проникновению в Центральную Азию, поэтому «министром войны» становится Халимов, «аль-Таджики».

Только на этот раз мы видим куда более проработанный сценарий с громким медийным эффектом.

В мае 2015 года в социальных сетях появилось видео медиацентра «Фурат» с обращением Халимова на русском языке, который заявил, что перешёл на сторону ИГ. Он обвинил власти Таджикистана в очернении и притеснении мусульман. Также он призвал трудовых мигрантов в России не быть «рабами кафиров», а стать «рабами Аллаха», присоединяться к джихаду и переезжать в ИГ.

После этого Халимов аккуратно вывозит своих жён и некоторых детей на территории, подконтрольные ИГ. Против самого Халимова возбуждается уголовное дело на родине по статьям измена государству, участие в преступном сообществе и незаконное участие в вооружённых конфликтах в других государствах.

На просьбу своего родного брата Саидмурода Халимова, сотрудника Минюста в звании подполковника, вернуться и предстать перед законом Халимов ответил, что если его брат пойдёт против него и станет «неверным», то он отрежет брату голову. Против второй жены Халимова, начальника пресс-центра Таможенной службы в звании капитана, которая уехала в «Исламское государство», власти также возбуждают уголовное дело.

30 августа власти США объявили награду в $3 млн за информацию о местонахождении Халимова. Госдепартамент назвал его одним из ключевых лидеров «Исламского государства».

«Халимов — бывший полковник таджикского спецназа и военный снайпер, возглавлял отряд особого назначения МВД Таджикистана. Сейчас он член ИГИЛ и вербовщик», — говорилось в заявлении Госдепартамента США.

В мае 2015 года в Сети появился пропагандистский видеоролик, в котором Халимов объявил о том, что уехал воевать в Сирию, и призвал к вооруженной борьбе с властями США, России и Таджикистана.

В июне власти Таджикистана обвинили Халимова в государственной измене и объявили в международный розыск. В сентябре 2015 года США ввели санкции в отношении Халимова как против международного террориста. Также санкции против террориста ввела ООН.

А потом начинается интересное: по сообщениям агентства Reuters 5—6 июня представителям силовых структур Таджикистана начали приходить SMS-сообщения якобы от Халимова, где он грозится «поздравить Таджикистан с 25-летием независимости».

Агентство при этом отметило, что отправка SMS совпала с годовщиной попытки военного переворота, организованного заместителем министра обороны Таджикистана Абдулхалимом Назарзода. Путч был подавлен, а его руководитель погиб при попытке задержания. Президент Эмомали Рахмон в попытке мятежа обвинил местных исламистов.

Правоохранительные органы Таджикистана опровергли факт поступления угроз от Халимова. Так пресс-секретарь Министерства внутренних дел Таджикистана Умарджони Эмомали сказал, что не знает о таких сообщениях и добавил:

«Если бы такое в действительности произошло, то они бы знали о таких сообщениях. Думаю, это всего лишь слухи, которые распространяются в канун 25-летия независимости Таджикистана с целью дестабилизации ситуации».

С аналогичными заявлениями выступили представители погранвойск и генпрокуратуры.

Однако и выбор Халимова в качестве «министра война», и подобные действия очень чётко подтверждают то, что аналитики предсказывают уже много месяцев, а теперь это уже можно считать официально доказанными: ИГ разворачивается в направлении Средней Азии и готовится нанести там удар.

Речь не идёт о военных действиях — во всяком случае, пока. ИГ так не работает. Они сначала дестабилизируют обстановку в стране, взращивают недоверие к официальному руководству и активно готовят исламистское подполье, чтобы в момент социального взрыва быстро оседлать эту волну.

И в этом смысле от Халимова не требуется никаких профессиональных навыков, никаких активных действий — достаточно просто того, что он есть. Для многих жителей среднеазиатских государств он станет буквально знаменем. Причём не только для самого Таджикистана, но и для других бывших советских республик. Также это будет полезно и в борьбе за влияние, которую ИГ ведёт сейчас в Афганистане с талибами, где таджиков проживает гораздо больше, чем в самом Таджикистане.

Халимов — символ разворота ИГ в Среднюю Азию

Таким образом те, кто говорят об опасности, исходящей от Халимова правы и не правы одновременно. Опасность действительно исходит, но дело тут не в Халимове — от него вообще ничего не требуется, даже оставаться в живых, хотя, конечно, это весьма желательно и прятать его будут со всем тщанием. Боевики опасаются, что Халимов станет целью авиаударов. Все лидеры ИГ ведут скрытный образ жизни и крайне редко появляются на публике из-за опасений быть выявленными и уничтоженными.

Но настоящую угрозу представляет из себя образ Халимова, который слепят пропагандисты ИГ и благодаря которому им станет намного проще вербовать себе новых сторонников в новом регионе — Средней Азии.

Тем более что демарши вроде рассылки SMS срабатывают не хуже реализованного теракта, потому что запугивают людей, а основной эффект им придаёт именно подпись Халимова. Как справедливо отметил полковник КГБ в отставке Шестов, именно медийного эффекта от перехода Халимова в ИГ следует опасаться. Вербовщики и так неплохо выполняют свою задачу, и ряды фанатиков «Исламского государства» пополняются постоянно, но фигура Халимова помогает им выполнить ту задачу, которую они давно хотят реализовать, а именно — взять под свой контроль новые территории, потому что на нынешних фронтах у них дела обстоят неважно. Подготовить территории для отступления в Афганистане с Центральной Азии жизненно важно для игиловцев. Для чего образ бывшего полковника Халимова используется на всю катушку.

Так что для России сейчас особенно важно контролировать ситуацию в Таджикистане, тем более что у нас есть такое право по договору ОДКБ.

Но ещё лучше было бы, конечно, помочь господину Халимову воплотить в жизнь его главную мечту — отдать жизнь за его безумную веру. Тогда про него забудут так же быстро, как забыли про Умара-чеченца.

НАРЫШКИН Альберт

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

1215

Похожие новости
10 декабря 2016, 05:09
10 декабря 2016, 05:09
10 декабря 2016, 16:24
10 декабря 2016, 20:24
11 декабря 2016, 00:09
10 декабря 2016, 05:09

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
06 декабря 2016, 22:36
10 декабря 2016, 15:54
04 декабря 2016, 13:39
09 декабря 2016, 09:52
04 декабря 2016, 21:40
08 декабря 2016, 19:04
10 декабря 2016, 04:39