Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

День заключения вестфальского договора

24 октября два важных исторических события, даты которых совпадают совсем не случайно — день подписания Вестфальского мирного договора по окончании 30-летней войны в 1648 году и день создания ООН, так как 24 октября 1945 года вступил в силу устав этой Организации.

С точки зрения международного права мы живем в Вестфальском мире. Вестфальский мир основан на признании суверенитета национальных государств, независимо от их религиозной, идеологической или этнической специфики. Так решили европейские державы Нового времени, когда завершилась кровавая по сути мировая война между католиками и протестантами, длившаяся 30 лет и унесшая миллионы жизней. Она была столь страшной потому, что католические государства вступались за другие католические государства или политические силы, а протестанты поддерживали протестантов, что в шахматном порядке привело к войне всех против всех — то есть, по сути, это была именно европейская гражданская война. Чтобы не допустить этого в дальнейшем и чтобы только государства решали между собой свои проблемы и конфликты, и была принята Вестфальская система.

Теперь религия объявлялась второстепенным фактором, и на первый план выходил принцип суверенитета: выше Государства и представляющей его инстанции — короля, парламента, президента или какой-то другой структуры — не было ничего. Никто не мог приказать государству извне, какую религию принять, какой политический режим установить и какие ценности считать за нормы. Все проблемы решались только на уровне Государства — только оно было признано легитимным и легальным субъектом международных отношений.

Кстати, ООН, основанная сразу после Второй мировой войны как инстанция, призванная избежать повторения страшного конфликта, принимала тот же принцип суверенитета. При всем стремлении создать межнациональную площадку для выяснения отношений, а также проблем и трений, ООН не имела и не имеет статуса наднационального органа, решения которого обязательны для выполнения ее членов. ООН может только порекомендовать или посоветовать. Суверенному государству никто ничего приказать не может. В этом и состоит смысл Вестфальской системы. Если мы признаем ее, значит государство — это последнее слово в международной политике. И последним аргументом в критической ситуации — если концы с концами не сходятся — является война. ООН может осудить ее или поддержать, но это лишь частное мнение, на которое с правовой точки зрения внимания можно и не обращать.

Эта Вестфальская система, где национальное государство рассматривается как высшая инстанция в принятии решений, а принцип суверенитета признается абсолютной правовой основой, до сих пор является фундаментом международного права. Но не все идеологические группы — в том числе и идеологические группы с мировым влиянием — готовы принять это как закон, не подлежащий пересмотру. В науке Международные Отношения есть два лагеря — реалисты и либералы. Главное различие между ними в отношении как раз к Вестфальской системе. Реалисты считают эту систему непоколебимой, а национальный суверенитет единственной легальной инстанцией при принятии решений в международной политике, единственным субъектом этой политики. А либералы в Международных Отношениях считают Вестфальскую систему временным положением вещей, от которого надо постепенно переходить к Мировому Правительству. В 19 и 20 веках подозрения о том, что какие-то закулисные силы хотят создать Мировое правительство, были свойственны довольно маргинальным кругам любителей теории заговора. Но вот в учебниках Международных Отношений тем не менее еще около ста лет открыто пишут о том, что целью либеральной теории является создание Мирового Правительства, то есть лишение национальных государств их суверенитета и подчинение новой наднациональной инстанции. Это значит, что от Вестфальской системы надо переходить к новой, глобалистской. И тогда праздник 25 октября уйдет в прошлое.

Утопия, скажете вы. Типа конца истории либерала Фукуямы. Да, утопия. Но любая цель, поставленная в будущем, — это утопия. Бердяев говорил: «Самое страшное в утопиях то, что они сбываются». Если мы посмотрим на Евросоюз, на Страсбургский суд по правам человека и на Гаагский трибунал, мы увидим, что либеральная утопия о создании наднациональных институтов власти не просто сбывается, но уже сбылась. И никто из либералов на этом останавливаться не собирается. Следующий шаг — лишение суверенитета стран все дальше и дальше. А кто будет сопротивляться, у того найдут запрещенное химическое оружие или проблемы с соблюдением прав человека. И прощай, Вестфаль. А если потребуется, то и прощай, ООН. Ничего личного — обыкновенный либерализм.

Каков же наш ответ? Как минимум, строгий реализм. Его, кстати, разделяет значительная часть и западных политиков. Просто западным реалистам удобно расшатывать суверенитет других, засылая к ним пятую колонну либералов, и укреплять свой собственный суверенитет. Поэтому все суверенитеты равны, но некоторые равнее других. Но все же, в долгой перспективе простого реализма недостаточно: нам нужна полноценная теория многополярного мира.

ДУГИН Александр

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

477

Похожие новости
07 декабря 2016, 17:09
08 декабря 2016, 08:09
08 декабря 2016, 08:24
07 декабря 2016, 17:24
07 декабря 2016, 14:09
07 декабря 2016, 13:39

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
06 декабря 2016, 23:00
01 декабря 2016, 10:28
05 декабря 2016, 01:04
07 декабря 2016, 01:28
06 декабря 2016, 22:48
05 декабря 2016, 08:24
03 декабря 2016, 23:12