Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Что позволено Вове — не позволено Диме и Толе, или о толкованиях Достоевского

Эдвард Чесноков, корреспондент отдела международной политики «Комсомольской Правды», выпускник Литературного института:

Толерантность, открытость к переменам, взаимовежливость, уважение и терпимость у чужому мнению, готовность принять иную точку зрения, пусть даже отличающуюся от собственной, — ничего из этого людям, называющим себя либералами, в России неведомо.

Я не знаю, действительно ли нашумевший hate speech о Достоевском принадлежит именно Чубайсу (ибо, как выразился В. И. Ленин в «Письме к съезду» от 1922 года, «к цитатам в интернете относиться следует архиосторожно»), но коли всё так — всё печально (имеется ввиду знаменитая цитата Чубайса «Достоевский представляет собой самый отвратительный национализм» — прим. ред.). Что позволено Вове, не позволено Толе; называть Достоевского «посредственным писателем» может в университетских лекциях кембриджский профессор Набоков — но никак не Чубайс, достижения которого перед русской культурой ограничены словесным побиением Навального на дебатах телеканала «Дождь» по поводу инноваций и нанотехнологий.

Гениальное произведение тем и гениально, что каждый обнаружит в нём слово под свою стать. Достоевского любят монархисты (за переписку с Победоносцевым); коммунисты (за каторжный опыт и «обличение самодержавия»); антикоммунисты (за «Бесов»); католики (за того же инквизитора); православные (хотя, как отмечал Святополк-Мирский, «христианство Достоевского очень сомнительного свойства»). Повторюсь, это очень важная мысль: в любом сколько-нибудь сложном конструкте вы обратите внимание на то, что близко и понятно именно вам.

Поэтому когда, перечитывая Достоевского, Чубайс чувствует только «физическую ненависть» (рискну предположить, что больше всего ему в том же «П и Н» понравилось сцена забоя лошади); и когда другой либеральный гуру, Дм. Быков, замечает у Достоевского лишь «культ имморализма, культ убийства, культ разрушения» — то… надо ли говорить, что?

При сем достоевсконенавистники допускают типичную ошибку молодого учёного (или, наоборот, матёрого фальсификатора), всячески педалируя удобные для себя аспекты изучаемого материала и в упор не замечая любых фактов, хоть сколько-то отклоняющихся от заданного клише. Подобного искуса не избежал в «Лекциях по русской литературе» и сам изобретатель нимфетки, упорно именуя Фёдор Михайловича «автором детективных романов» (спасибо хоть, без эпитета «пошлейших») — притом, что философскую составляющую той же «Легенды о Великом инквизиторе» не отрицают и рьяные хулители.

Ибо «преступление» в одноимённом «романе в шести частях с эпилогом» занимает лишь одну (первую) часть, тогда как оставшиеся 5/6 — страдания, моральные муки, путь к покаянию, выписанные с невиданным в мировом литературе психологизмом. Именно за это Фёдор Михайловича любят на Западе. Однако, увы, настоящие европейские ценности (в канон которых входит и философия Достоевского) — нашим либералам не указ.

Мне даже любопытно, отчего противники князя Мышкина не раскрутят, например, вот такую причинно-следственную цепочку: Достоевского с упоением прочитал Ницше (почерпнув одну лишь «теорийку» Раскольника); Ницше с упоением прочитал Гитлер — и…

АДЯДЯ-Я! ЗЛЫЕ РЮССКИЕ ПОРОДИЛИ НЕМЕЦКИЙ ФАШИЗМ!!!

Это, конечно, шутка; но когда уже упомянутый Дм. Быков ставит Чернышевского и Белинского выше Достоевского, то он, похоже, не понимает, что оказывается в логическом тупике. Фёдор Михайлович каждой своей страницей, в особенности же в «Бесах», делает всё, чтобы революцию отвратить — Виссарион Григорьевич и Николай Гаврилович её с таким же упоением приближают. «Что делать?» — сносить самодержавие, кэп, и тогда у каждой девчонки будут алюминиевые серёжки (кто не понял — аллюзия на Четвёртый сон Веры Павловны).

Однако если, по мнению Быкова, Чернышевский хороший, получается, и Ленин хороший, и Сталин хороший, ведь в литературоцентричной России режим проистекает из текста?

Мы-то, либеральные ватники и православные квантовые механики, считаем хорошей всякую историческую Россию: и царскую, и советскую, и даже нынешнюю. А когда пламенные антисоветчики поднимают на знамя «советского идола» Чернышевского — чувствуется некоторая тревога. Этак они договорятся до того, что агрессором во Второй мировой Германия была.

А когда человечество войдёт в контакт с внеземными цивилизациями, Достоевского обязательно надо будет на их языки перевести. Без большой русской литературы маленькая вселенная оскудеет.

ЧЕСНОКОВ Эдвард

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

1504

Похожие новости
10 декабря 2016, 05:09
10 декабря 2016, 09:09
10 декабря 2016, 01:39
10 декабря 2016, 05:09
10 декабря 2016, 16:24
09 декабря 2016, 17:54

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
06 декабря 2016, 03:09
04 декабря 2016, 06:39
08 декабря 2016, 23:24
09 декабря 2016, 09:52
06 декабря 2016, 23:00
06 декабря 2016, 22:48
07 декабря 2016, 01:28