Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Что может помешать супертанку «Армата» вовремя попасть в войска?

Один из ведущих бронетанковых экспертов России Алексей Хлопотов рассказал корр. «Вестника Мордовии» о ситуации на УВЗ, о будущем танковых войск России, о том, что может помешать «Армате» вовремя попасть в войска. Для чего необходимо «Терминатор» и БМПТ-72 отправить в Сирию. И о многом другом, что касается этой очень интересной темы.

- Алексей Юрьевич, Вы независимый эксперт, живете и работаете в Нижнем Тагиле, а потому, наверное, ближе всех к теме «Армата», к теме создания нашего танка новейшего поколения. Что Вы можете рассказать, как идут работы?


- Не секрет, что наши танки устарели и морально, и физически. Даже такой брендовый как Т-90. Проводимые в данное время работы по модернизации парка танков типа Т-72 – это лишь временная мера. Она позволяет, экономя средства, поддержать состояние танкового парка в более-менее актуальном состоянии. Но, повторюсь, это лишь временная мера, не более того. Для Российской Армии вся надежда - на танк «Армата». Только он позволит совершить отрыв от НАТО в области сухопутных вооружений. Как известно, танки - это основная сила сухопутных армий. Они, что называется «потащат» за собой и остальные вооружения.




Сейчас Т-14 проходит войсковую обкатку. Причем, сразу в количестве нескольких десятков машин. Это было сделано для того, чтобы ускорить процесс отработки, быстрее собрать статистику по недоработкам, различным отказам, дефектам, ну и, разумеется, скорейшим образом их устранить. Насколько я знаю, если все будет идти, как сейчас, то в 2018 году мы будем иметь в войсках около сотни «Армат».

Танк, тяжелая БМП и БРЭМ будут приняты на вооружение и начнут массово выпускаться. Если помните, в частях боевой готовности у нас должно быть примерно 2300 танков, а президент давал поручение о том, чтобы это были действительно новейшие образцы. То есть, речь идет о развертывании массового производства «Армат».

- Вы упомянули, кроме танка Т-14, еще тяжелую БМП и тягач-эвакуатор. Планируется ли создание еще какой-либо техники на платформе «Армата»?

- На то она и платформа. Насколько я знаю, дивизион спецтехники «Уралвагонзавода» предлагает Министерству обороны 28 различных образцов на этой тяжелой платформе. Это не секрет. Данная информация неоднократно звучала из уст представителей «Уралвагонзавода». Другое дело, что по неизвестной причине, МО ограничилось только тремя названными машинами.

Учитывая, что разработка каждого образца, несмотря на платформенную основу, занимает определенное время, скажем так, весьма продолжитльное, такое решение нельзя назвать дальновидным. Уже сейчас Минобороны следовало бы заказывать всю гамму машин, без которых армия не может считаться современной. За год-два такую работу не осилить. Это во время Великой Отечественной кувалдой на коленке танк переделывался в САУ за 25 дней. Сейчас в силу усложнения технологий, которые обусловлены намного возросшими требованиями, цикл создания образца БТТ составляет, наверное, от пяти лет, и это самое меньшее.



- А что предлагает УВЗ? Вы можете привести примеры?

- На мой взгляд, сейчас для армии, с учетом сирийского и даже украинского опыта, были бы крайне актуальны машины огневой поддержки. УВЗ уже предлагает два образца на базе танка Т-72/Т-90 – это БМПТ «Терминатор» и БМПТ-72. Насколько я знаю, сирийская армия с большим удовольствием приобрела и использовала бы эти машины. Они созданы как раз для тех условий.

Другое дело, что у Сирии сейчас нет возможности их купить. Препятствий для приобретения их Российской Армией лично я не вижу. Было бы желание. Сейчас есть уникальная возможность обкатать и посмотреть на эффективность БМПТ в Сирии. Почему ей не пользуются в нашем Минобороны, мне непонятно. Это что касается машины поддержки с малокалиберным автоматическим вооружением.

Но УВЗ предлагает и более серьезную вещь – так называемую «Боевую Артиллерийскую Машину» (БАМ) или иначе «Штурмовой танк». По сути, это самоходное орудие, но имеющее тяжелую защиту для действий непосредственно на переднем крае, в боевых порядках танков и пехоты. Некий современный аналог «Зверобоя» времен Курской дуги и штурма Кёнигсберга. Особое внимание я бы обратил на необходимость санитарно-эвакуационной машины переднего края.

Дело в том, что, к примеру, армия США намного опережает российскую по скорости доставки раненых с переднего края на стол к хирургам. Это существенным образом сокращает потери личного состава. Сейчас МО проводит тендеры на разработку таких санитарных машин. Одна машина планируется на базе автомобиля, вторая на базе БМП. Но в обоих случаях, в силу слабой защиты от огня противника, эти машины не смогут эвакуировать бойцов непосредственно из-под огня. Да и, по разным причинам, первый этап торгов был признан несостоявшимся. Почему МО игнорирует возможность создания такой техники на арматовской платформе, которая подходит наилучшим образом – вопрос опять же к МО.

- Может у Министерства обороны нет денег? Идут активные разговоры об урезании бюджета, о противостоянии с Минфином…

- На самом деле бюджет МО никто не режет. Пытаются - это да. Но, в целом, там у МО с деньгами все в порядке. Другое дело, что в угоду момента идет внутреннее перераспределение. У нас сухопутчики почти всегда финансировались по остаточному принципу. Сейчас ситуация усугубилась - очень много на себя средств оттягивают флот, ПВО и авиация. Особенно флот! «Моряки» - вот главный «враг» наших «танкистов». Там расходуются просто несопоставимые средства. К примеру, на нынешний поход "Кузнецова" к сирийским берегам выделяется столько средств, что все наши Сухопутные войска могли бы цельный год из полей с учений не вылезать.

В общем-то, тут и авиации достается... у них тоже проблемы из-за этого начинаются. С другой стороны, самолеты-танки у нас хоть и устаревающие, но все же на уровне, и пока присутствуют в достаточном количестве. А вот с кораблями за последние десятилетия стало совсем плохо. Поэтому сейчас приоритет им. Ну и, опять же, цикл производства. Корабли, особенно 1-го ранга, строим по 10 и более лет.

- В принципе, каково сегодня выживать предприятиям ОПК в современных экономических условиях?

- Конечно, очень непросто. Смотрите сами, Гособоронзаказ - практически на грани рентабельности. А, если учесть маркетинговые мероприятия, такие как участие в выставках, к примеру, или те же парады, то и в убытке. С другой стороны, экспорт, который должен приносись средства на развитие, осуществляется через посредника – компанию «Рособоронэкспорт». И в первом, и во втором случае - нет ясности понимания перспектив. Даже по открытым источникам видно, что ГОЗ на бронетехнику то растет, то резко падает... Как здесь планировать? То же самое и в экспорте, мы с вами сами можем видеть, какая здесь бюрократия и как сложно заключаются, казалось бы, проработанные контракты.

- Это как-то сказывается на «Армате»? С Т-14 и другими машинами на базе «Арматы» есть какие-то проблемы?

- Все идет по плану, но если будет какая-то реорганизация «Уралвагонзавода», то это может поставить на «Армате» крест.

- Почему?

- Потому что переходный период займет до двух-трех лет. В это время никто ничего толком делать не будет. Так, работы по танку сейчас планируется завершить в конце 2017 - го – в 2018 году. Два года безделье - выходим на окончание уже в 2020-м. И не факт, что тогда они завершатся принятием машины на вооружение, массовой серией.

Подозреваю, что с приходом новой управляющей команды, «Армату» по-тихому свернут, как и 195-й (перспективный танк «Объект 195», Т-95 – прим.ред.) до того. И опять мы лет на 15-20 без нового танка останемся.

Сейчас, несмотря на все проблемы, которые есть на УВЗ (а они, в основном, по «гражданке» и по форс-мажорным обстоятельствам), производство почти подготовлено к развертыванию серии «Арматы». Завершена коренная реконструкция многих линий, кое-что построено заново, с нуля. Причем, все это в долг. А откуда «вдруг» у УВЗ такие долги взялись?



Цель, которую ставил Сиенко - во что бы то ни стало обеспечить выполнение задания государственной важности - разработку и подготовку производства принципиально нового танка. Считаю, что они УЖЕ с этой задачей справились. А вот со стороны некоторых государственных структур как раз наблюдается нежелание оказывать сколько-нибудь существенную поддержку предприятию в этом деле.

Максимум, на что соглашалось Правительство - так это на госгарантии и то частичные - полную потребность в них государство никогда не удовлетворяло. А что такое госгарантии? Это всего лишь поручительства по кредитам, позволяющие отсрочить выплаты на несколько лет. То есть «Уралвагонзавод» только лишь занимал и занимал, чтобы выполнять программу модернизации и подготовки мощностей. А отдавать, когда и с чего? Только с закупок «Арматы». Это как мне лично видится.

- Неужели все так серьезно?

- Нет, конечно, УВЗ не дадут совсем уж помереть. Куда-нибудь с кем-нибудь объединят, сольют, перезальют, наберут новых управленцев. Но на всем этом будет потеряно время и ресурсы. Государству самому тогда придется рассчитываться по выданным госгарантиям перед банками по долгам завода. Так оно, т.е. государство, получало бы новый танк – гарант безопасности. Ибо воевать- то, если придется, мы все равно будем вынуждены на суше.

Сколько бы во флот сейчас не вливали, с флотом США мы тягаться никогда не сможем. И не только США. Если рассмотреть отдельные театры военных действий, то флот той же Японии превосходит и будет превосходить наш Тихоокеанский. Европейские флоты вкупе превосходят и будут превосходить все, что у нас есть на Севере, Балтике и даже Черном море суммарно. Смешно слышать заявления наших ура-патриотических СМИ о выходе на боевую службу в Средиземное море какого-нибудь нашего МРК с восемью «калибрами», в то время как у американов там даже не эскадра, а полноценный флот с авианосцами, крейсерами и кучей всего.

Это я все к тому, что Россия – сухопутная держава. Любой конфликт приведет к тому, что, главным образом, врага нужно будет давить именно гусеницами. Т-72 и Т-90 – это отличные танки. Но не вечные! Это нужно понимать, и понимать, прежде всего, государственным деятелям. Новый танк нам нужен как воздух! Многим давно известно, что я не являюсь таким уж фанатом и поклонником «Арматы». Ибо идеального никогда ничего не бывает – критиковать всегда есть за что. Но… Этот танк нам все равно нужен. Нужен острее острого. Он нужен был еще 5 лет назад! И отодвигать насыщение им войск на несколько лет – это, считаю, преступление!

- Ну в «Ростехе», ведь, тоже не вредители сидят…

- Согласен… Но фактор бюрократии при переходе собственности еще никто не отменял и не отменит – это объективная российская реальность. И не факт, что этот завод и эти танки в «Ростехе» будут приоритетным направлением, получат должное внимание. Там уже 17 холдинговых компаний, объединяющих что-то около семисот организаций. Другое дело, что УВЗ нужно укреплять активами, делать из этой корпорации настоящий сильный холдинг. Сейчас там сложилась парадоксальная ситуация – в корпорацию входят больше 30 организаций, но объединены они не управляющей компанией, а собственно заводом. Отсюда часто возникают конфликты интересов у производственников, для разрешения которых требуются некоторые усилия. Все было бы куда проще, если б во главе стояла управляющая компания.



Опять же, если активы судостроителей и авиационщиков консолидировали целиком и полностью в рамках соответствующих объединенных холдинговых компаний, то, что касается наиболее важного для страны с точки зрения обороноспособности – сухопутного направления, наблюдаем разброд и шатания. УВЗ объединяет только часть таких активов. А, например, Курганмаш (БМП), Волгоградский завод (БМД) и даже одно из ведущих отраслевых НИИ – НИИ Стали - отданы в управление абсолютно частным «Тракторным заводам». Какие-то предприятия, работающие так же, в основном, на «сухопутчиков», находятся под крылом все того же «Ростеха». Сложилось это как-то само собой, так сказать, исторически. Но, по моему разумению, все это совершенно неправильно.

- Можно пояснить?

- Смотрите что происходит: УВЗ, будучи госпредприятием, ни разу не срывал ГОЗ, более того, чаще всего выполнял его с опережением. А вот по «Курганмашу» мы наблюдаем обратную картину. Там неоднократно МО предъявляло претензии по срокам поставок. Отчего такая разница? А все просто. В обоих случаях эти предприятия работают не только на российское МО, но и на экспорт.

Причем, у обеих экспортная продукция (Т-90 и БМП-3) очень востребована на рынках. Но УВЗ отдает приоритет не зарабатыванию валюты с целью самообогащения, а выполнению ГОЗ. Т.е. загружает производственные мощности выполнением почти нерентабельных госконтрактов, ибо понимает ответственность перед Страной, перед Вооруженными Силами Российской Федерации. Ну а Курган, т.е. «Тракторные заводы», будучи частными, в первую очередь, по моему представлению, заботятся о получении дохода.

Поэтому – БМП-3 для армии России на курганском конвейере - вторична. Там в приоритете - выполнение контрактов на экспорт. Я не говорю, что это однозначно плохо. Я не говорю, что сейчас нужно взять и всех, как под одну гребенку, сгрести под «Уралвагонзавод». Конечно, нет. У каждого предприятия есть свои особенности, свои интересы и свои задачи. Это нужно тоже учитывать.


Точка зрения, изложенная в интервью, может не совпадать с мнением редакции (прим. ред.).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

1469

Похожие новости
06 декабря 2016, 15:09
06 декабря 2016, 22:24
06 декабря 2016, 22:54
06 декабря 2016, 22:39
06 декабря 2016, 15:39
07 декабря 2016, 05:54

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
02 декабря 2016, 09:09
03 декабря 2016, 15:08
07 декабря 2016, 01:28
02 декабря 2016, 16:39
05 декабря 2016, 08:24
06 декабря 2016, 03:09
02 декабря 2016, 09:08