Правдивые новости России,
Украины, Беларуси и мира

Главная
В России В мире Украина Политика Аналитика Видео Война на Украине Карикатуры

Будет ли «встреча на Эльбе» с Трампом в районе Евфрата?

В ходе предвыборной кампании Дональд Трамп не раз говорил, что считает главной задачей для США на Ближнем Востоке борьбу с запрещённым в России террористическим «Исламским государством» (ИГ), а не свержение Башара Асада в Сирии. Он ясно давал понять, что ради решения этой задачи готов взаимодействовать с Россией. При этом серьёзно рассуждать о возможности новой русско-американской «встречи на Эльбе» на этот раз где-нибудь на реке Евфрат можно будет только после вступления в должность нового президента. В то же время уже сами предположения о подобной перспективе накладывают отпечаток на характер военных действий в регионе и поведение сторон, позволяя делать некоторые прогнозы.

Разгром ИГ, несмотря на всю его фанатичную жизнестойкость, при существующем раскладе сил предрешён. Поэтому помимо ожесточённых схваток на театре военных действий подспудно развёртывается и другая борьба — за то, кто в последующем будет контролировать освобождаемые от ИГ обширные территории в Сирии и Ираке. Конечным бенефициаром войны может оказаться тот, кто сумеет оторвать от этого приза самый большой кусок. ИГ ещё не добито, но шкуру его уже делят под аккомпанемент нарастающих противоречий между всеми участниками процесса.

Например, всё более отчетливые контуры приобретают серьёзные расхождения между союзниками по НАТО — Турцией и США. Конфликт между протурецкой Сирийской свободной армией (ССА) и состоящими в основном из курдов проамериканскими Сирийскими демократическими силами (СДС) за контроль над севером провинции Алеппо и право возглавить наступление на столицу ИГ Ракку рискует перерасти в полномасштабную войну. Белый дом категорически потребовал от турок отказаться от самостоятельного продвижения к этому городу. Эрдоган, возможно, блефует, когда говорит о вероятном разрыве стратегических отношений с Вашингтоном, если тот не прекратит заигрывать с курдами, и даже о вступлении Анкары в ШОС. Вместе с тем общая сумма накопившихся претензий Турции к Америке, в том числе по самым чувствительным вопросам, действительно велика. Положение усугубляется не полной надёжностью самих клиентов Турции и США в Сирии. В частности, верхушка ССА заявляет, что вместо Ракки будет наступать на блокированную правительством часть Алеппо. А курды из СДС не торопятся возвращаться за Евфрат, как этого от них потребовал вице-президент США Дж. Байден, и явно не горят желанием штурмовать хорошо укреплённую Ракку.

В этих условиях складывается благоприятная ситуация для правительственной Сирийской арабской армии (САА) и её союзников. Сейчас наряду с существенным продвижением в восточном и южном Алеппо все последние дни САА накапливает силы в районе авиабазы Кувейрис с целью последующего выдвижения к городу Эль-Баб и отсечения группировки ИГ на севере провинции Алеппо. Это положит предел продвижению вглубь сирийской территории оппозиционных группировок, представляющих интересы иностранных держав. Кроме того, САА станет буфером, который предотвратит их возможное кровавое столкновение. При этом полностью избежать отдельных столкновений правительственных сил с оппозиционерами, особенно из ССА, видимо, не получится. Маловероятно, однако, что противники режима получат в этом поддержку от своих заграничных кураторов. Не похоже, чтобы Эрдоган в довольно сложной для него ситуации был готов вновь рвать отношения с Москвой. Тем более что ему фактически было уже «позволено» решить на севере Сирии некоторые важные стратегические задачи по обеспечению национальной безопасности Турции.

Вашингтон, озабоченный не вполне удачным течением операции по освобождению Мосула, также не заинтересован в существенной эскалации своего военного присутствия в Сирии. Ориентированные на США курды за пределами собственной этнической территории самостоятельно вступать в столкновения с САА не станут, поскольку от правительства зависит судьба многих курдских анклавов, находящихся за пределами их основной территории, например в Африне и алеппском квартале Шейх-Максуд. Вашингтон и Анкара могли бы даже вздохнуть с облегчением, ибо только появление САА в северной части провинции Алеппо в состоянии вывести из тупика сложившуюся там патовую ситуацию. И все же главный удар против ИГ со стороны правительственных войск, скорее всего, последует не здесь, а южнее.

В то время как внимание всего мира приковано к ситуации в Алеппо, не менее важные события, способные коренным образом повлиять на весь ход войны в Сирии, происходят в районе Большого Дамаска. На протяжении всей гражданской войны безопасность сирийской столицы обеспечивали до половины наиболее боеспособных частей национальной армии. Ведь даже несколько тысяч боевиков, неожиданно прорвавшихся с какого-то направления на столичные улицы, могли бы натворить там немало бед.

В последние месяцы и даже дни в результате гибкого сочетания непрерывного военного давления и мирной дипломатии правительству удалось перевести под свой контроль захваченные ранее джихадистами значительные территории на подступах к столице. Освобождён ряд анклавов к западу от Дамаска в условной зоне Западная Гута. В только что сданном Хан аш-Шихе, например, для переброски на другие участки фронта освободились сразу 3700 военнослужащих из 4-й механизированной и 7-й танковой дивизий. Постоянно сужается ранее обширная территория подконтрольной боевикам Восточной Гуты. Высока вероятность того, что её тоже удастся «дожать» на тех же условиях, что и западные пригороды (власть Дамаска и переезд желающих в Идлиб лишь с личным оружием). Непримиримыми пока остаются около 1,5 тыс. боевиков ИГ на юге столицы в лагере палестинских беженцев Ярмук. Обращает на себя внимание, что им на сдачу правительство «щедро» предоставило 30 дней. Данный срок, по-видимому, косвенно указывает на поставленные военно-политическим руководством Сирии временные рамки дальнейших операций в этой части страны. До конца года — полностью обезопасить Дамаск и высвободить расположенные здесь силы для активных стратегических действий. Вероятно, данная группировка будет насчитывать не менее 25–30 тыс. бойцов и на неё будет возложена главная задача разгрома ИГ в Сирии. Соединения, действующие в районе Алеппо, после освобождения его восточной части, скорее всего, в своей массе будут заняты зачисткой провинции Идлиб.

Таким образом, возникает ситуация, когда САА будет в состоянии решить свою главную проблему — нехватку личного состава и подготовленных военных профессионалов. Об этом говорит и недавний приход в войска сразу 4 тыс. младших офицеров, закончивших обучение в комплексе военных академий в Хомсе. Несмотря на все превратности войны, этот резерв, способный существенно укрепить армию, до сих пор оберегался и задействован не был. Всё говорит о том, что уже к концу января САА совместно с союзниками и российскими ВКС будет полностью готова перейти от борьбы главным образом с джихадистами в центре страны к генеральному наступлению на позиции ИГ. Наиболее оправданным при этом представляется основное направление даже не на Ракку, а через Пальмиру к расположенному на Евфрате центру одноименной провинции Дейр эз-Зор. В этом городе на расстоянии около 150 км от Пальмиры уже более трёх лет находится в осаде правительственный гарнизон, насчитывающий более 2,5 тыс. человек. Его деблокирование имеет не только моральное, но и стратегическое значение, поскольку именно через Дейр эз-Зор осуществляется связь между игиловцами в Сирии и Ираке. Их разъединение не просто поможет разбить их поодиночке, но и воспрепятствует крайне опасному передвижению разбитых боевиков ИГ из-под Мосула в Сирию.

К решению этих задач в указанный срок Дамаск будет готов и самостоятельно. Вопрос в цене и новых больших потерях, которые могут опять лечь на измученную страну. Поэтому, если новая американская администрация во главе с Дональдом Трампом действительно решит принять посильное участие в указанной операции по окончательному уничтожению исламистского квазигосударства, то с этим вполне можно было бы и согласиться.

Почему бы в самом деле российским советникам сирийской армии и американским советникам иракской армии не провести «дружескую встречу» на берегах Евфрата? Совсем неплохое начало для выстраивания более цивилизованных отношений между двумя народами, за что, в принципе, и проголосовала Америка. Например, только что назначенный Трампом будущий помощник президента по национальной безопасности генерал-лейтенант Майкл Флинн, судя по тому, что о нём известно, вполне способен предпринять что-либо подобное.

И вовсе не правы те, кто говорят, что за готовность сотрудничать с Москвой в Сирии Дональд Трамп может потребовать от русских слишком большую цену. Ему это нужно ничуть не меньше, если не больше, чем им. Быстрый успех в борьбе с ИГ в самом начале его правления, вопреки всем пророчествам, мог бы легко закрыть рты многим критикам Трампа и серьёзно укрепить его позиции. А при взаимодействии Москвы, Дамаска и Вашингтона такой результат вполне реален. Хочется надеяться, что Трамп это понимает и ему хватит воли преодолеть возможное сопротивление среди предубеждённой против него части американских элит.

МИНИН Дмитрий

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

289

Похожие новости
08 декабря 2016, 23:24
09 декабря 2016, 06:39
09 декабря 2016, 03:09
09 декабря 2016, 14:24
09 декабря 2016, 10:39
08 декабря 2016, 23:24

Новости партнеров
 
Loading...
 

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
05 декабря 2016, 00:54
05 декабря 2016, 03:09
03 декабря 2016, 00:40
03 декабря 2016, 00:28
08 декабря 2016, 19:04
04 декабря 2016, 21:40
03 декабря 2016, 19:04